(no subject)

Познакомился в Тиндере с двумя девушками за день. Поскольку я противник всех этих “свиданий” как процесса, где два незнакомых человека встречаются и пытаются вымучить у себя пробуждение романтических чувств или хотя бы сексуальных желаний друг к другу, то мы тупо поболтали на отвлечённые темы без обязательств и я позвал обеих тусовать на вписку к знакомым неформалам, снимающим у меня квартиру, где когда-то жил я сам, сказав, что будут мальчики, девочки, музыканты и бухлишко.

Сама квартира в довольно отдалённом районе, в старом деревянном двухэтажном доме, с обитом почерневшими от времени и дождей досками, из плюсов – микрорайон посреди леса, считается довольно экологичным, в том плане, что воздух почище, чем в центре. Договорились с девочками встретиться на остановке автобуса, чтоб проводить их до места. Как назло – шёл проливной дождь, типичное серое пермское небо “цвета телевизора, настроенного на пустой канал” и грязная вода, текущая по асфальту, так что приходилось прятаться под козырьком остановки, слушая, как капли барабанят по крыше из листового металла.

Пока ждал девочек, появился Илья – тоже знакомый, идущий на ту же вписку, парень-студент, довольно харизматичной внешности, с длинным прямым, фактически римским носом, музыкант, играющий на барабанах в каких-то группах. Дождались девочек, взяли алкоголя в киоске у остановки и отправились на вписку по тропинке через лес под всё тем же непрекращающимся дождём.

На вписке было как обычно – относительно шумно, относительно весело, получилось, что почти весь вечер мы так и просидели, болтая вчетвером – я, Илья, Таня и Алиса.

Немного о девочках. Обеим около двадцати. Алиса выглядела более ярко, и по одежде, и по косметике, и вообще была, что называется, более “раскрепощённая”, стараясь подчёркивать сексапильность и во внешности и в поведении. Волосы чёрные, оттенка, кажется, “воронова крыла” (видимо, крашеные), причёска-каре (бобкат?), подчёркивающая закруглённость овала лица, ярко-красная (карминовая?) помада на пухлых губах, тушь на ресницах и это всё. Носик был с видимой горбинкой, так что в выражении лица было что-то от хищной птички, хотя это её не портило, а вполне укладывалось в образ. Конечно же чёрная кожаная косуха с металлическими заклёпками и что-то металлическое в ушах.

Таня показалась мне красивее, черты лица более правильны, тонкий аккуратный носик, загадочный изгиб бледных губ, такой, что одновременно можно увидеть в них и улыбку и грусть, но она не старалась ничего подчёркивать во внешности - выглядела более неприметно, была без косметики (по крайней мере той, которую я бы мог заметить), бледная кожа, несколько веснушек, уши, кажется, даже были не проколоты, волосы светлых оттенков (пепельная блондинка?), одета в джинсы и майку, и куда более сдержана в поведении - в отличие от Алисы, хихикавшей и строящей глазки окружающим, сразу схватившей и выдувшей бутылку пива, Татьяна почти не пила, хотя, когда я предложил ей бокал вина, приняла его, благодарно кивнув, но тянула его, кажется, весь вечер.

Сидели допоздна, общаться с девочками нам нравилось, им с нами, вроде, тоже, болтали про философию, культуру и социальный прогресс; часть народу постепенно расползлась по домам, остались лишь самые пьяные, уснувшие прямо на диване и кто-то из квартиросъёмщиков – собственно, организатор вписки; ещё пара людей, живущих в квартире, сегодня отсутствовали, отчего он, собственно, и решил замутить тусу. Как-то пролетел мимо тот рубеж, когда имело смысл идти под дождём обратно через лес на остановку и пытаться уехать в город, никто из нас не поднял эту тему и получилось, что мы вроде вписываемся на ночь, благо, квартира была четырёхкомнатной и как раз пара комнат с кроватями были свободными.

Поскольку с девочками познакомился и привёл их на вписку я, видимо, молчаливо предполагалось, что я в конечном итоге должен принять какое-то решение о распределении общения между нами на оставшуюся ночь. Хотя я старался в целом общаться сравнительно нейтрально с обеими девочками, Илья явно больше ухаживал за Таней, хотя периодически переключался и на Алису, Таня вела себя почти как я, хотя мне показалось, что те редкие взгляды, которые можно назвать одобряющими, на меня она кидала чаще. Как, наверное, и Алиса, которая вела себя куда смелее, не стеснялась и пообниматься и подержаться за руку, впрочем она и была самая пьяная из нас. По моему внутреннему ощушению, которое конечно же всегда могло бы и не подтвердиться, Алиса вполне была выпить ещё немного и дать наверное любому из нас с Ильёй, хотя когда я заигрывал с ней, демонстрировала чуть больший отклик, а вот насчёт Тани я и вовсе был не уверен, что она согласилась бы на секс этой ночью, хотя Илья, тоже выпивший уже не одну бутылку пива, мне кажется, этого не очень понимал.

Поскольку было поздно, а я вроде бы изначально привёл девочек и был старше всех, социальный долг требовал какого-то разрешения ситуации, и когда Таня намекнула, что хотела бы куда-нибудь свалиться и поспать, я вызвался поискать ей спальное место на правах хозяина квартиры и все приняли это как должное, хотя Алиса, как мне показалось, бросила на нас красноречивый взгляд, выдающий, что она предпочла бы пойти со мной, вместо Тани – впрочем, потом она переключилась на Илью и больше уже не удостаивала меня вниманием.

Мы с Таней шли по тёмному коридору мимо дверей комнат, дошли до дальней, самой маленькой, как-то автоматически получилось, что и я вроде бы буду спать с ней в одной кровати, хотя мы и продолжали общаться без каких-то намёков, но она скинула с себя джинсы, оставшись в маечке и трусиках и залезла по одеяло к стенке, оставив достаточно места, чтобы я мог залезть к ней рядом и отвернулась к стенке. Я лёг на спину, прижавшись к ней боком, но не позволяя себе ничего слишком интимного, а она, полежав ещё с полминуты, повернулась ко мне, закинула на меня руку и ногу, переплетя ногу с моими, и уткнулась носом мне в шею, закрыв глаза и засопев, будто демонстрируя мне доверие и показывая, что она ищет лишь тепла. Я обнял её, положив руку на ягодицы, она молчаливо это позволила, ни на что большее я не решился, тем более что она как будто сразу погрузилась в сон, да я и был достаточно сонным, чтобы уснуть через несколько минут, слушая, как дождь барабанит по металлу жестяного козырька за окном.

Проснулись мы почти одновременно – за окном было всё то же серое небо и дождь, барабанящий по железу. Я успел поглядеть минуту или другую на спящую Таню, продолжая бережно её обнимать, созерцая её красоту, и она пошевелилась, открыла глаза, улыбнулась мне светлой улыбкой, и, высвободившись из моих объятий стала надевать джинсы и искать носки, которые вечером куда-то закинула, зайдя в квартиру, поскольку они были мокрыми после прогулки под дождём в лесу. Я вспомнил, что в этой квартире в дальнем шкафу у меня когда-то был запас разноцветных носков, купленных как раз, чтобы дарить девочкам, и решил проверить – прошёл через квартиру с просыпающимися людьми, нашёл шкаф, порылся и в нижнем отделении действительно нашёл несколько пар разноцветных носков, сшитых друг с другом фабричной биркой. Достал две скреплённые пары с какими-то индийскими узорами, типа деванагари, отделил их друг от друга и подумал, что Тане больше подойдут с зелёным рисунком, а с красным я положу обратно, и тут из двери вышла Алиса, слегка помятого вида. Увидев меня она просияла: “Ой, какие красивые носки, я тоже такие хочу!” явно глядев на розовую пару, которуя я ей и отдал, явно её обрадовав. Я пошёл искать Таню, чтобы подарить носки ей, но в комнате её уже не было.

Я вернулся в прихожую, где народ собирался расходиться и спросил – где Таня. Алиса ответила, что она уже убежала и посмотрела на меня будто ожидая, что я провожу её до остановки, но я никак не продемонстрировал, что собираюсь выходить прямо сейчас, и она стала обувать свои чёрные сапожки на высоком каблуке. Мимо по коридору прошёл Илья, и мне показалось, что они с Алисой стараются не смотреть друг на друга.

Я попрощался с Алисой, закрыл за ней дверь и вернулся в комнату, чтобы собрать свои вещи. На кухне Илья курил вместе с парнем, который отрубился пьяным и уснул раньше всех. Я держал в руке носки, разрисованные зелёными деванагари и мне было обидно, что женщина, которой я хотел сделать сюрприз и вручить чистые сухие носки с красивым рисунком ушла, не дождавшись, не дав мне возможности сделать её жизнь немножко теплее, впрочем я и сам вышел из комнаты, ничего не сказав, поскольку не был уверен, что найду эти носки, а она вполне могла решить, что я демонстрирую обиду или трезвым просто не хочу её видеть.

Возле постели, где мы спали, я нашёл маску Тани, которую она забыла, обычная чёрная тканевая маска на лицо, которую рекомендуют носить в эпидемию, но на ней был принт с какой-то эмблемой – что-то типа зелёного трезубца со спиралью, простенько, но стильно. Я забрал маску и вернулся на кухню.

На кухне парень расспрашивал Илью, с жадностью ловя подробности:

- И как вы с Алисой, что решили, встречаетесь?
- Ну, типа расстались.
- А чо так?
- Ну, разные люди и всё такое. Хотя свидание прошло хорошо, норм! - и он самодовольно улыбнулся, показывая, что отъебал девушку по полной и весьма доволен собой, как самцом.

Меня, как всегда, покоробила эта манера нынешнего поколения рядить любые разовые потрахушки в принятые у них нормы серийной моногамии, когда ради приличия любой ваннайтстэнд нужно называть “мы встречались и расстались”, но вслух я, разумеется, ничего не сказал.

Тут парень, кажется, Вова, увидел у меня в руках маску с эмблемой и глаза его загорелись:

- О, это же Танина маска, да? Блин, я так офигел что тут Таня была, я же такой её фанат, так хотел пообщаться, но постеснялся, уже такой пьяный был вчера (( Отдашь мне маску, я собираю их мерч?

- А что за мерч, что за эмблема вообще?

- Как, ты чо, не знаешь? Она же поёт в группе! - он произнёс какое-то название на ломаном английском, которое я не разобрал, но переспрашивать не стал, чтобы меня не сочли ещё более невежественным. По видимому, группа была достаточно известной, так что даже Илья явно продемонстрировал узнавание и удивился, видимо, он тоже не знал, что это та самая Таня из той самой группы. А во взгляде Вовы на меня кроме зависти стала читаться и обида, что я, в отличие от него, провёл ночь с девушкой его мечты, даже не осознавая её истинного статуса.

Я оставил маску на столе кухни, попрощался с ребятами и вышел под дождь и серое пермское небо, и пока шёл среди сосен к остановке, думал, как дела у Тани, мёрзнет ли она без носков и увидимся ли мы с ней ещё раз, чтобы я мог подарить ей носки или как-то ещё позаботиться и согреть.

Когда был близок выход из леса и стало видно дорогу, остановку и серые мокрые бетонные здания, я проснулся и увидел утреннее серое небо за окном и услышал, как серые капли дождя барабанят по железному козырьку балкона. Рядом со мной спала девушка, с которой я живу последние пять лет. Одеяло почти слезло с меня, мне было холодно, я залез обратно под него и придвинулся к ней.

Почувствовав, что я рядом, она промычала что-то мурлыкающее, не раскрывая рта, закинула на меня ногу и руку и уткнулась лицом мне в шею, ища тепла и заботы. Я обнял её, полежал ещё немного, слушая сквозь приоткрытое окно, как дождь барабанит по железу, почувствовал, что согрелся, закрыл глаза и не заметил, как снова уснул.

(no subject)

Гулял по историческому центру Сыктывкара, любовался исторической застройкой. Шёл мимо одного из корпусов университета, кажется, педагогического - стоящее за красивым металлическим литым забором посреди парка с аллеями в жёлтых листьях массивное здание с колоннами перед главным входом, справа и слева от входа - закругляющиеся цилиндрические выступы (кажется, их надо называть "апсиды" ?), с куполами и башенками наверху. Видимо, был какой-то праздник, потому что, несмотря на воскресенье, в ворота парка торопливо проходили кучки женщин, что-то живо обсуждая, а над парком, откуда-то то ли из окон, то ли через систему трансляции, но через какие-то довольно неплохие по качеству звука акустические системы играла песня: "... под песню "синий иней" она так чувствует себя богиней…"

У калитки ворот висело объявление, что сегодня в корпусе филологического факультета состоится конкурс на владение иностранными языками, приглашаются учителя иностранных языков и все желающие. Остановился с интересом - если все желающие, получается, и я тоже могу поучаствовать? Вообще, если это Сыктывкар, по идее в местном универе должна быть мощная кафедра угро-финских языков, интересно, получится ли записаться, если ничего, кроме английского не знаешь, да и тот на троечку?

Пока изучал объявление, в калитку прошла групка женщин, болтающих на французском, видимо, готовясь к конкурсу, одна из девушек, блондиночка в красном, с интересом взглянула на меня, наверное потому, что мужиков среди учителей иностранных шиш да обчёлся, и, не переключившись с разговора, спросила что-то вроде "салю, партисипэ ву о конкур? Антрэ!" Решив, что она спрашивает, иду ли я на конкурс, я энергично закивал: "Ви, ви, бьен, лэ конкур э трэ бьен! Мэрси бьен!" - выдав весь свой словарный запас французского. Девочка захохотала: "Пошли быстрее, опаздываем! Ты ж не из универа, знаешь куда идти? В верхнем зале! Какой язык будешь заявлять, кстати? Французов сегодня много собралось, конкуренция и так дикая, имей в виду)" Пока я раздумывал, есть ли у них слависты и стоит ли прикалываться, гордо заявив, что готов заявиться по программе "Сучасна українська мова", мы прошли через парк и поднялись по ступенькам сквозь колонны, прямо под колонками, из которых грохотало: "Внутри мартини, а в руках - бикини!", я очередной раз поразился странному выбору музыкального сопровождения для конкурса высоких филологических знаний.

В холле факультета продавали цветы, за которыми уже выстроилась очередь, девушка торопливо заняла очередь и достала деньги: "Очень волнуюсь, хочу подарить цветок преподавателю, на удачу!" - пояснила она мне, как будто извиняясь, видя, что я не очень понимаю подобных коррупционных схем, когда преподавателя, оценивающего конкурсантов, пытаются задобрить подарками, и сам цветы покупать не собираюсь. Я пожал плечами и ничего не сказал, если уж тут так принято, то ладно, но деликатно подождал её, раз уж она вызвалась показать мне, куда идти, тем более, что без пальто она оказалась ещё красивее, стройная фигура, красное платье и сапожки на каблуках)

Поднялись на третий этаж по лестнице с высокими ступеньками, у входа в зал стояли женщины и распределяли конкурсантов, все торопливо проходили внутрь. моя спутница подарила букет миловидной женщине лет сорока пяти в зелёном, с короткой стрижкой, которая называется, кажется, "под мальчика", хотя носят её только девочки, та благосклонно приняла букет и кивнула ей, а потом переключилась на меня: "Тоже к нам? Вы на английский, французский?" Я снова задумался, стоит ли пытаться заявиться на украинский, ибо если окажется, что я в номинации единственный, у меня все шансы выиграть конкурс, но она не стала ждать ответа, только махнула рукой: "Ну, заходите скорее и записывайтесь, скоро начнётся" и прошла в зал. Моя спутница торопливо прошла с ней, а я осознал, что заходить в зал прямо в берцах мне и неловко, и сидеть будет жарко, тем более, что у меня в рюкзаке есть сменные туфли и лучше бы переобуться и бросился к стоящим у стенки стульям. Женщины у входа неодобрительно нахмурились: "Переобувайтесь скорее и к Марине на регистрацию!" Я торопливо растёгивал молнии рюкзака, ища туфли, развязывал шнурки берц, внутри зала начали что-то говорить в микрофон, девушка, что вела меня, высунулась из двери: "Ну ты идёшь регистрироваться, начинается?" - я закивал, завязывая последнюю туфлю, девушка вновь исчезла, а женщина у входа поторопила меня: "Вот, это же дочь Марины, она вас и проведёт, бегите быстрее!" и я с удивлением осознал, что девушка, оказывается, покупала цветы, чтобы задобрить собственную мать, наверное для неё важны семейные ценности. Почему-то захотелось произвести на неё впечатление, выступив в конкурсе не совсем уж позорно.

Завязал последний шнурок, поняв, что грязные берцы засовывать в рюкзак мне не хочется, сунул их куда-то под стул, надеясь, что за время конкурса их никто не украдёт и подошёл к двери зала, чувствуя готовность участвовать и побеждать, хотя до сих пор не решил, заявляться ли мне на украинский или на английский. Женщина возле двери торопила: "Скорей, скорей!", я на секунду замер возле двери, оглядывая, всё ли со мной в порядке, и почувствовал, что готов заходить, а из окна рядом, открытого в осенний парк, доносилось: "Страасть! Надо мной имеееет влаааасть! Всё! Громче звук и паааанеееслаааааась!"

В зал зайти не успел, проснувшись. Несколько секунд после пробуждения держал в памяти образ девушки-блондинки в красном платье, осознавая, что теперь так никогда и не узнаю, как её зовут, и она навсегда останется для меня лишь дочерью Марины.

(no subject)

Ездил в Екатеринбург на концерт рэпера Монеточки, автора лучшего русскоязычного альбома две тыщи восемнадцатого года и вот это всё.

Маркетинг был неплохой, на сайте клуба, где был концерт, висело объявление "Осталось 12 билетов", я конечно не удержался и сразу купил, надпись сменилась на "Осталось 11 билетов", ради интереса заглянул на сайт через день - билетов уже оставалось около двухсот)

Ввиду тотального нищеёбства выбирал самые дешёвые билеты на транспорт - туда на поезде в пять утра, обратно на автобусе в пять утра, так что осталось достаточно времени, чтоб погулять по Ёбургу, в котором я не был несколько лет - Ёбург в целом подавляет, разрыв с Пермью всё более драматично увеличивается с каждым годом, прям ощущение будто мини-Москва в четырёхстах километрах от нас, метро, небоскрёбы, каменные набережные, фонари, старинные здания с украшательствами, музеи, выставки, картинные галереи.. Перед чемпионатом мира его вообще видимо вылизали, ни мусора, ни грязи, урны на каждом шагу, да и солнечных дней в году там в два раза больше чем в Перми, хотя казалось бы, те же Уральские горы, только склон восточный, а не западный.. Но не будем о грустном.

Концертный зал оказался в какой-то жопе, промзоне на юго-востоке города, видимо перестроенный цех, но звук был терпим для такого здания, хотя и не самый лучший на свете. Меня ещё несколько сбило название площадки - "Телеклуб", я подумал, что там наверное после концерта будет дискотека на всю ночь и будет чем заняться до автобуса, на деле же сразу после концерта охрана всех выпизднула, так что непротрезвевшему асперу пришлось переться пешком через лес до ТЦ "Дирижабль", от которого отъезжал автобус в Пермь, а этот Дирижабль тоже оказался в изрядной жопе, только на Юго-Западе. В лесу было удивительно хорошо, температура около нуля градусов, дождь, подстилка из опавших листьев так и манила прикорнуть, и я прилёг на неё, решив, что посплю минут десять, а потом проснусь от холода, но у сопровождавшей меня моей сожительницы почему-то сдали нервы, и, испугавшись, что пьяный я тут же насмерть замёрзну, она вызвала такси, которое почему-то содрало за десятиминутную поездку рублей четыреста (убер взял бы рублей двести), и остаток ночи вместо прогулки по лесу нам пришлось мёрзнуть на площади у ТЦ "Дирижабль", заходя погреться в многочисленные круглосуточные шаурмачные и кебабные, спасибо их персоналу за ночные смены, без них было бы совсем тоскливо.

Но о концерте. Понятно, что на концерт я очень боялся придти трезвым, поэтому выжрал перед ним пару бутылочек сухого красного, и уже в качестве резерва сунул в ботинок стограммовую бутылочку дагестанского коньяка, прикупленную в специальном магазине дагестанских коньяков у специальной девочки-дагестанки (поразила моё сердце тем, что несмотря на акцент, без ошибок произносила слова "ректификат" и "дистиллят" и понимала между ними разницу).

Концерт был заявлен на 20:00, я, соблазнившись на слово "клуб" в названии площадки, надеялся, что может будет какой разогрев или дискотека перед концертом - но хуй там плавал, в зал пустили в восемь, но минут сорок не было ничего и никого. Ну, в смысле, на сцене никого, зрителей-то было изрядно - не меньше тысячи человек, танцпол был забит, так что к сцене протолкаться было невозможно, удалось дотолкаться до расстояния метров в 15-20 от сцены и там и застыть. А размеры танцпола были примерно как у арены во дворце спорта средних размеров (скажем, как "Орлёнок" в Перми, где когда-то выступала даже Земфира).

Сама Лиза Гырдымова, она же Монеточка появилась примерно в 20:40 и начала петь, к вокалу претензий нет (надеюсь, хоть пела не под плюс, лол, в интервью она отрицает подобную практику), акустика в зале была терпимой, хотя и не идеальной, звукорежиссура тоже вроде норм (хотя у какой-нибудь Земфиры всё равно было бы лучше, конечно, даже в самом позорном зале, но они да группа Чайф кажись реальные исключения из российских исполнителей, потому что их реально в любом зале слышно идеально). Оформление сцены было прекрасным и трогательным, заигрывания с залом, все эти её правопатриотические движухи с совместным скандированием "Ро-си-я! Ро-си-я!" вызывали дикий энтузиазм зала, ну и меня, конечно, в первую очередь. В общем, всё бы ничего, но вот только как-то маловато, потому что выступала она ну примерно час, потому что уже без двадцати десять, уже как бы уйдя, таки выбежала типа на бис, спела последнюю песенку (традиционно "Последнюю дискотеку") и скрылась уже окончательно, после чего охрана начала зачищать зал. И вот это да, как-то кольнуло, всё ж традиционно рассчитываешь часа на полтора. Может конечно это пережиток старой школы, формально её тур заявлен как презентация альбома, и песни с альбома она честно спела, и ещё пяток старых хитов, но всё ж я как потребитель концертных услуг воспитан по старому и разочарование конечно было.

Из смешных эпизодов - когда таки я дёрнул из голенища сапога резервную бутылочку коньяка и смаковал её мелкими глотками, и чувак рядом почему-то заставил меня делать с ним селфики, Лиза куда-то пропала со сцены и появился невнятный парень с усиками, пытавшийся тоже что-то петь в микрофон. Я конечно заорал на весь зал что-то вроде: "Кто ты такой, верни нам нашу Лизу!", на что он чот очень обиделся и крикнул в микрофон: "Она не ваша!", так что похоже было, будто он с ней шпехается. Тут на сцену вышла сама Лиза и своим обворожительным уральским говорком сказала: "А это Витя! Мой, эммм... друг!", так что подозрения только укрепились. В общем чувак, видимо, оказался тем самым Витей Исаевым, который делал ей биты и, как это называется, продакшн, короче будем называть его просто другом для ясности.

В целом понравилась публика на концерте, никто не рвался начистить мне морду; когда лез поближе к сцене и нашёл какое-то место, стоящие там девочки довольно деликатно сказали: "Ой, вы знаете, тут место для наших друзей, которые сейчас придут, а не могли бы вы..." и замолчали, видимо подыскивая нужную формулировку для слова "съебать", но я уже всё понял и просто полез протискироваться дальше к сцене, где будут менее взыскательные люди. Бухающих на концерте тоже не видел, ну, кроме меня, естественно, максимум - выходили в холл и там чинно пили пиво у барной стойки (мы с сожительницей конечно взяли коньяк и потащили его в зал). Даже во время прогулок по городу никто не пытался меня отпиздить за длинные волосы или что-то такое (лет пятнадцать назад на той же Плотинке конкретно какие-то пьяные гопари с ходу полезли пиздить, мол ты откуда, а хуле, пришлось тупо съёбываться, хорошо, по молодости ещё были здоровые колени и можно было бегать). Впрочем, тогда я и весил килограммов на двадцать меньше.

Из музеев Екатеринбурга зашли в железнодорожный возле вокзала (назвались студентами и прошли за 50 рублей, музей приятный, рекомендую), там была экскурсия студентов-железнодорожников, которые безуспешно пытались перевести стрелку на экспонате (ну экспонат и представлял из себя "механизм перевода стрелки", т.е. здоровую глыбу из чугуна и бетона с торчащими рычагами, шарнирами и рельсами), я конечно оттеснил их и показал как надо (потому что в детстве на Нагорном мы всю жизнь переводили эти стрелки на всяких заводских ветках и нас гоняла охрана), всё это зазвенело и загудело и эскурсовод начала кричать и позвала охрану, а охранник добродушно говорил: "Да мне-то что, я за порядок в зале не отвечаю, главное чтоб без билета не ходили, по мне так хоть снимай штаны и кучу навали в этом зале, а эта язва постоянно орёт - ой сломали экспонат, ой сломали, а что ты сломал-то, кстати? Что, стрелку перевёл? Аххаха!", и когда мы с ним прощались, тепло говорил: "До свидания, до свидания, приходите ещё!"

Ещё впечатлила столовая рядом с вокзалом, когда мы и несколько людей перед нами набрали еды в подносы, у кассирши сломалась касса, и после десяти минут попыток её реанимировать с консультациями по телефону она сказала всем в очереди: "Ну ладно, давайте я вам напишу цену, а вы в другой день зайдёте, заплатите!", соблазн был конечно велик, но я таки спросил, можно ли карточкой, и таки заплатил эти пятьсот рублей через терминал. Не представляю себе такого доверия к людям в Перми.

Из самого приятного общепита запомнилось заведение "Вилка и ложка", на стенах висели картины и иные виды настенной росписи тоже были, и гуляш из мяса был на удивление вкусным, и цены, в общем, столовские.

Ещё зашли в музей наива, где были весьма приятные картины и экскурсоводы, включая охранников - вообще в Екатеринбурге всегда очень доброжелательные и ответственные люди почему-то, и даже охранник не просто молчаливая чурка с глазами, а очень доброжелательный чувак, который готов рассказывать про музей и картины не меньше экскурсоводов. В одном из залов обнаружилась толпа тетёнек лет 40-60, которые сидели за мольбертами и копировали эти картины, вместе с какими-то преподавателями, которые объясняли им что делать, и приходилось проползать между мольбертами, а экскурсовод говорила - не стесняйтесь, ходите, смотрите картины, было очень смешно. Охранник тоже потом сказал, мол это бабушки на пенсии, делать им нечего, а тут хобби, пытаются учиться рисовать, они сами без художественного образования, и вот ходят в музей наива, копировать наивное искусство художников без художественного образования. Удивительное место и картины приятные, говорят, каждые три месяца новая экспозиция, надо бы наведаться туда ещё.

Чуть не залезли на небоскрёб "Высоцкий", в котором заявлено 52 этажа (правда считая их снаружи я смог насчитать только 38), но билеты стоили по 350 рублей, были тучи, дождь и уже вечер, так что решили что многого оттуда не увидим и надо попробовать в другой раз. Приятные архитектурные контрасты - на фоне этого небоскрёба из стекла и бетона в двадцати метрах такой кондовый чёрный бревенчатый домик, и смотрятся вместе вполне органично. Вообще отношение к зданиям явно совсем другое чем в Перми, у нас сносят практически подчистую, а там огромное количество отреставрированных и покрашенных деревянных домиков, у нас их уже почти не осталось.

Резюме всего этого - Монеточка прекрасна, но могла бы выступить хотя б на 20 минут больше, и я бы любил её куда беззаветней, а сейчас чот даже после концерта ни разу не включил её песен послушать (до этого с месяц или два слушал её каждый день почти все альбомы, иногда даже не по разу - такого со мной не было с начала нулевых, когда вышел первый альбом группы "Тату", который я железно слушал по три раза в сутки наверное с полгода), Екатеринбург прекрасен, но тем грустнее думать о том, что Пермь навеки и безнадёжно от него отстала, а выбираться куда-нибудь надо чаще.

В комментариях пара ссылок на репортажи и фотографии с концерта.

(no subject)

Поехал в Петербург, ночью то ли бухал, то ли курил шмаль, попытался заночевать в каком-то дешёвом хостеле, когда проснулся в восемь утра, понял, что это весьма сомнительное хипстерское заведение, соединяющее в себе кофейню и приют для кошек, а услуги хостела там видимо предоставлялись по остаточному принципу и только до восьми утра, спать приходилось в спальнике на пенке в углу, а с утра уже открылась кофейня и работники заведения перетащили какой-то стеллаж с клетками, в которых сидели котики, в мой угол, так, что мои ноги оказались спрятаны под полками с клетками, а какие-то довольно упитанные коты гуляли прямо по мне и недовольно мыргали, когда я попытался высвободить ноги и встать с пенки.

Когда умылся в туалете и вышел в зал кофейни, там уже было полно народа, у стойки стояла троица смутно знакомых личностей, пройти мимо незаметно не получилось, они закричали – ой, аспер! Пришлось оглядываться и здороваться, это, конечно же, оказались пермяки – известный политтехнолог мальчик kostyanus,ненавидящий трамваи, потому что рельсы мешают проезжать его Лексусу, девочка Анна, инженер-строитель, работающая в Лукойле, но мечтающая танцевать бурлеск в стрипбарах (что она не могла себе позволить из-за ограничений лукойловской корпоративной этики, где даже дырявые джинсы разрешается надевать только по выходным) и какой-то её мальчик, которого я вообще не помнил, но он тоже радостно жал мне руку, как будто давно знаком. Они заказывали кофе и очень радовались, что приехали в Питер утренним поездом, да ещё и увидели меня, а я не мог понять, чему можно радоваться, если даже приехав в Петербург из Перми в первом же кафе встречаешь других пермяков!

Вышел на улицу и понял, что кофейня прямо на площади Восстания, а напротив – вокзал, неудивительно, что все приезжие первым делом попадают сюда. Вышел на Невский, дошёл до Аничкова моста, смотрел на первый снег, который падал на чёрную воду Фонтанки, подо мной проплыла лодка, сгорбившийся человек, прячущийся от снега в чёрной полиэтиленовой накидке-дождевике с огромным капюшоном отталкивался от дна речки длинным шестом - чисто венецианский гондольер, только накидка больше всего походила на мешок, в который заворачивают трупы в американских фильмах, но это только добавляло атмосферности утреннему городу.

Понял, что пора звонить барыге, у барыги был то ли день скидок, то ли просто питерские цены куда приятнее пермских, но за четыре тысячи он насыпал мне едва ли не полный полиэтиленовый пакетик бошек марихуаны, приговаривая – ну вот тебе твои четыре грамма! На вид и на ощупь я бы оценил это грамм в пятьдесят-сто, подумал, что может быть барыга работает на ментов и специально хочет, чтобы меня взяли с крупным весом, но провокация эта показалась очень странной и я забрал пакет, решив, что остатки привезу в Пермь.

Гулять и курить траву, конечно же, оказалось куда веселее, неизбежно появилась компания, с который мы гуляли мимо рек и каналов, и кидались монетками в чёрную Неву, под всё теми же падающими снежинками, пытаясь добиться, чтобы монетки отскакивали от поверхности воды, я постоянно доставал телефон и фотографировал всё, что вижу, и холодную Неву, и снежинки, а вокруг были шутки, смех, веселье, и наступающий вечер и ночь. К вечеру я оказался на вписке, где на кухне была студия интернет-телевидения, и там же оказалась известная медиа-деятельница феминистической направленности Залина Маршенкулова, которая пришла давать интервью о криптовалютах, но никак не могли найти ведущего, который возьмёт у неё это интервью, и пришлось брать мне – естественно, не с первого дубля, поскольку я слишком увлекался пафосными речами на камеру и забывал, что кроме меня в кадре ещё и гость студии, но постепенно дело пошло, Залина раскраснелась и в ажиотаже рассказывала, что она собрала из видеокарт майнинг-ферму, чтобы майнить криптовалюту pigeon-coin и рекомендует это делать всем девушкам, ведь её девиз – ни бога, ни пана, одни наркоманы, и только майнинг криптовалют освободит девушек от гнёта патриархата и необходимости работать на мужиков или выходить за них замуж.

Потом все пошли курить траву на балкон, и только Залина осталась в студии, скромно сказав, что она не такая, и хотя оставаться с ней было интересней, чем идти тусоваться с наркоманами, пакет травы был только у меня и пришлось идти на балкон, окна которого выходили куда-то то ли на Невский, то ли на Суворовский и курить шмаль, вытряхивая трубочку прямо вниз. Как всегда бывает, после второго грамма я почувствовал, что тело становится лёгким-лёгким, и при желании можно подпрыгнуть и подвиснуть в воздухе – было страшно делать это на балконе, ведь слишком легко можно было вылететь наружу, и я пошёл в комнату и стал практиковать новообретённое умение, получалось висеть в воздухе по пять, по десять секунд, и все проходящие мимо показывали палец – ого, Wingardium Leviosa во все поля, и многие тоже пробовали подвиснуть в воздухе, как и я, но получалось только у меня одного.

Потом были ночные улицы Питера, шмаль, водка в подворотне с какими-то панками и снова шмаль, и холодная вода Невы, в которой я наконец не выдержал и искупался, найдя лесенку, идущую до воды, хотя и боялся, что кто-то в это время сопрёт пакет с травой, оставшийся на берегу, и снова улицы Питера и ощущение бесконечного счастья от этого неба, улиц и осознания, что даже когда я вернусь в Пермь, у меня в пакете ещё останется изрядно отборных бошек, чтобы угостить всех друзей и знакомых.

Я покурил ещё, и понял , что в принципе мне не нужны поезда, я могу телепортироваться усилием воли, если сосредоточиться, попробовал – и оказался где-то на Хоккайдо, в национальном парке. Вокруг лежал снег и бегали несколько собак, а я оказался без перцового баллончика в кармане, собаки стали меня обнюхивать, но тут мимо прошёл медведь-гризли и собаки разбежались. Я порадовался медведю-спасителю, и тут мимо проскакала девочка на чёрном пони, украшенном синими ленточками, увидев меня, он взбрыкнул, сбросил девочку и помчался ко мне. Я заскочил на ближайшую кучу убранного слежавшегося снега, высотой метра три, но пони вскарабкался вследа за мной и попытался укусить, правда я ловким движением спихнул его с сугроба, и он рухнул вниз, к счастью, приземлившись на все четыре копыта и вроде бы ничего себе не сломав, злобно оглянулся на меня и потрусил прочь, решив, что я ему не по зубам.

Ощущение счастью не проходило, я достал телефон и стал фотографировать всё, что вижу – злого чёрного пони, чёрного медведя гризли, черных собак, людей на дорожках между сугробами, и подумал, что пора возвращаться в Пермь, и проснулся на полу квартиры всё в те же восемь утра под серым светом из окна.

Женщина, что спала со мной рядом, пошевелилась и спросила: «А ты когда-нибудь фотографировал первый снег?» Я удивился и начал ей рассказывать, что только что фотографировал и снег, падающий на чёрную воду Невы, и медведя гризли и чёрного пони посреди снегов в японском заповеднике на Хоккайдо, повернулся к ней и увидел, что она открыла глаза и смотрит на меня, внимательно слушая, но не без удивления. Решил уточнить: «А ты сейчас cпрашивала меня про первый снег?», но она помотала головой, и я понял, что и её реплика мне приснилась.

(no subject)

С ребёночком тут пытались учить стихи, всякую там классику золотого века, и я чот взял и перечитал их, поскольку до этого в голове только обрывки вертелись, и даже не всегда вспомнишь, кто есть кто (а может я их и никогда не читал полностью, только обрывки слышал, и вообще думал, что это одно и то же стихотворение).

В результате удивился, насколько они все однообразны. Вроде нынешний постмодерн критикуют за бесконечные пародирования и повторения, но классика чот в этом плане ничуть не лучше, сплошное то ли эпигонство, то ли пародирование всех всеми.

Вот у Пушкина, например:

"В томленьях грусти безнадежной
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты."

У Алексея Константиновича Толстого:

"Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты."

У Тютчева:

"С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты...

Как, после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне..."

Это только текстуально-ритмические совпадения, но ведь и тексты совершенно об одном и том же - увидел бабу, влюбился, тосковал, видел во сне. Потом может и отвлёкся на других, а ту забыл, но снова увидел, снова вспомнил, снова затосковал... Типичная жизнь дворян, таскавшихся по балам, поскольку можно было не работать. И ведь не стеснялись же писать одно и то же!

Полные версии стихотворений на скриншотах, сам буду себя проверять, чтобы не путать их больше. Слева направо - Пушкин, Толстой и Тютчев.

(no subject)

Наткнулся тут на кавказскую овчарку. Секунд за десять схватки выведена из строя рука и грудная мышца, четыре рваных раны. Надеюсь, не подхвачу бешенства, лол.

Интересно, что изнутри ситуации ощущал в основном злость и бессилие, что ничего не могу сделать с восьмидесятикилограммовым комком зубов, когтей, злости и шерсти, было очень стыдно, что кроме криков и попыток пнуть ничего не получается - ну разве что принять первый удар на себя, лол.

А товарищ описал меня едва ли не героически, удивительно было читать (репост ниже).

Впрочем, судя по отзывам и видео, голыми руками (с тонкой курточкой) сделать с кавказцем особо ничего и нельзя, все говорят, надо радоваться, что вообще остались живыми, лол.

pacifism

Теперь я знаю, как выглядит кавказская овчарка

Как-то (29 апреля) гуляли мы с asper по улице Лифанова и увидели лестницу вниз, в сторону реки Толожанка. Спустились, перешли по мостику через реку и дошли до какой-то аллейки (ул. Смирнова). Там поднялись по лестнице и оказались на улице (с говорящим названием) Клыкова. На нас погавкала какая-то собака, но она была далеко и вроде бы на привязи, мы не обратили на нее особого внимания и пошли дальше, болтая о своем. 

Метров через 50 мы вдруг обернулись и увидели, что она несется на нас - огромная кавказская овчарка. Я остолбенел, а @asper начал снимать куртку и обматывать вокруг руки. Когда собака оказалась совсем рядом, он вдруг как-то увеличился в размерах и начал ей кричать так угрожающе "фу" и что-то нецензурное.

"Опытный собаковод, знает как с ними разговаривать!" - подумал я. Но собаку это не остановило, она начала прыгать вокруг него, пытаясь укусить, порвала куртку.

Ситуация развивалась стремительно, счет шел на секунды, а я стоял как вкопанный и не знал, как реагировать. В голове проносились мысли примерно такого содержания: "Справляется ли @asper? Бежать, стоять ровно или вступать в схватку? Если вступать, то надо до того, как она его повалит, иначе сожрет обоих. Или он справляется? Кажется, нет. Ударить кулаком в бок? Пнуть? Запинаем вдвоем? Что у меня есть в карманах?".

Collapse )

repost from vk of 17.01.17

Приснилось, будто читал журнал "Путник и пони", посвящённый зоофилии.

Журнал - в виде сайта, причём такого олдскульного дизайна 90-х. С картинками и вот это всё, были статьи, посвящённые овчаркам, игуанам, ну и, конечно, собственно, пони. В каждой статье были комментарии, в которых люди радостно делились своим опытом с данным биовидом.

Проснулся в приподнятом настроении, и даже температура была ниже, чем вечером.

(no subject)

Тебе звонит К., с которой вы когда-то были близки, но сейчас в лучшем случае изредка переписываетесь по деловым вопросам и просто так, ради прочего дружеского трёпа. Она зовёт тебя на тусовочку, где будет ещё много кого, ты соглашаешься, почему нет.

На тусовочке ок, всё хорошо, ты рад, кстати, спрашиваешь К. - "А что, может поедем, потрахаемся?", но К. говорит - "Нет, меня сейчас это не интересует, я читаю блоггера Эволюцию и думаю о саморазвитии и прокачке!" - и как бы критически ты не относился к блоггеру Эволюции, ты уважаешь позицию К. и не навязываешься, подозревая, что любая активность в этом направлении лишь сделает вас обоих более несчастными, чем сейчас.

К. знакомит тебя с Ш., смешливым рыжеволосым созданием, ты киваешь Ш. и спрашиваешь: "Ш., но ты, надеюсь, не замужем, может поедем трахаться?" - а К. возмущается и говорит: "Ш. недавно развелась, и ты ей точно не нужен, ей нужен нормальный стабильный мужик, не вздумай портить ей жизнь!", ты киваешь ей, конечно, так-то всё правильно сказала, а Ш. хихикает и отвечает тебе что-то вроде: "Ой, я уже тебя боюсь, ну зачем только К. тебя позвала!", а в глазах её, скучавших до сего момента, после тирады К. явно разгорается интеерс

Тусовка, движуха, алкоголь, общение, и постепенно как-то всё заканчивается и надо ехать домой, и остаётесь ты, К. и Ш., и оказывается, что вы все живёте в одном направлении, но К. в районе неподалёку, а ты и Ш. в районе подальше, но в соседних домах, а ты ещё и говоришь: "Девочки, я нищеброд, в кармане ни копейки, надеюсь, вы довезёте меня на такси до дома!", и кто-то вызывает такси и вы едете втроём, по дороге К. выходит и на прощание говорит: "Я надеюсь, ты не будешь доёбываться до Ш., я тебя умоляю, прошу, просто не порти ей жизнь!", как бы не договаривая: "Как испортил мне!", а глаза Ш. от всего этого блестят всё больше, и вы прощаетесь с К. и едете дальше, неспешно беседуя ни о чём, и уже подъезжаете к твоему дому, а дом Ш. в ста метрах, и ты хихикаешь - ну что мол, к тебе или ко мне, и Ш. тоже хихикает, отвечая: "Ну ты чего, я тебя вообще боюсь!", а ты видишь её глаза в зеркале заднего вида (она сидит сзади, а ты спереди, потому что предусмотрительная К. постаралась посадить вас подальше друг от друга!), и машина стоит и надо что-то решать, и ты говоришь ей: "Ну ладно, я домой, чмоки-чмоки!", открываешь дверь и выходишь, на прощание небрежно пожав ей руку своей, просунутой назад между передних сидений, пока водитель такси терпеливо ждёт, и последний раз фиксируешь в памяти её недоумевающую улыбку и рыжие волосы и блеск глаз, и она тоже говорит пока, и ты выходишь и хлопаешь дверцей и идёшь домой, понимая, что ты поступил так, как надо было, что любой другой вариант только сделал бы вас обоих чуть более несчастными, а машина уезжает дальше и красные огоньки пропадают в отдалении, и ты все равно чувствуешь себя сукой, как будто бы что-то обещал, но не дал.

(no subject)

Было тоскливо, решил встретиться с девочкой Сашей. Встретились на улице, она была со своим мальчиком, имя которого я не запомнил, но он в основном молчал. Саша предложила зайти к знакомому барыге и чего-нибудь взять.

Барыга огорошил тем, что у него нет ничего, кроме героина, в маленьких полиэтиленовых пакетиках.

- Это надо его кипятить в ложке, что ли, и колоться потом? Я чо, дебил?
- Да не, его можно нюхать обычно, ну как там кокс или спиды, через трубочку.
- Дак к героину же привыкаешь быстро?
- Ну с первого раза может и не привыкнешь, а попробовать-то в жизни всё надо, чо ты за наркоман, если даже герыч не пробовал, ну?

Не знаю, почему я дал себя уговорить, но учитывая, что из всей компании деньги были только у меня, а Саша так умоляюще смотрела, пришлось покупать. Было довольно дешёво, так что купили несколько пакетиков, которые Саша благоразумно взяла на хранение, поскольку я предупредил, что обязательно потеряю, особенно если буду упоротый.

Собрались у меня втроём, но хотя нигде в соцсетях не афишировали факт покупки, откуда-то стал появляться народ, кто звоня на телефон и просясь в гости, кто просто так, как всегда под разными предлогами, притаскивая с собой кто бухло, кто шмаль, кто ещё какие-то наркотики типа амфетаминов. Когда все ушли на балкон, мы с Сашей и мальчиком торопливо рассыпали полпакетика героина на дорожки и вынюхали.

Ощущение было самое тупое, какое только может быть, просто грандиозный тупняк и полная апатия, никакого кайфа, желания общаться и радоваться жизни не было вообще, не хотелось сразу умереть – и то ладно. Мальчик Саши пошёл куда-то полежать, а у нас с ней почему-то началась измена и мы решили уничтожить следы употребления героина, но не смогли найти пакетик, в котором оставалась ещё половина, пришлось тупо вытереть следы героина со стола мокрой тряпкой и надеяться, что пакетик кто-то спёр, и он не обнаружится, если менты придут с обыском.

Настроение было странным, я не мог понять, зачем вокруг все эти люди, но раздражения тоже не было, просто недоумение, зачем люди вообще нужны друг другу и этому миру, что побуждает их собираться, разговаривать друг с другом и искать в общении какие-то истины, которых нельзя найти внутри себя.

Есть не хотелось, пил чай. В какой-то момент я обнаружил, что Саша открыла ещё пакетик и делает дорожки на подоконнике и присоединился к ней, вместе с её мальчиком, как будто почувствовавшим момент и вовремя появившимся. Вроде это был последний пакетик и я порадовался, что больше у нас не осталось палева. Состояние практически не изменилось, но мир показался чуточку добрее. Квартира заполнялась людьми всё больше, часть из них я видел в первый раз, как это обычно бывает на вписках, и хотя мне кого-то представляли, имена я тут же забывал. Большая часть народа упарывалась чем-то на балконе, видимо курили шмаль и бухали, но у меня не было желания ни проверять, ни просить поделиться, и вообще не было особого желания с кем-то общаться, хотя сложностей это тоже не вызывало.

Тут у Саши случился очередной приступ измены и она вдруг обнаружила самый первый пакетик с героином на дне кухонной раковины. При этом героина в нём почти не осталось, кроме жалких следов на стенках, к героину явно втихаря приложился кто-то ещё, всё вынюхав. Возникла мысль сунуть пакетик в стакан с чаем, чтобы растворить остатки и выпить, но когда я её озвучил, у всех это вызвало отвращение, и было решено просто кинуть его в мусорное ведро. Саша настояла, чтобы я стёр с него отпечатки, и кричала, чтобы я скорее вынес мусор, чтобы не хранить в ведре палева, но мне было дико лень.

Пытался общаться с народом, выходящим с балкона, и в какой-то момент сунул руку в карман и обнаружил ещё один, совершенно свежий и нетронутый пакетик с героином! Задумался, какого фига он оказался у меня, а не у Саши, мысль о том, чтоб употребить сейчас или оставить на потом, показалась непереносимой, выкидывать совершенно нулёвый пакетик тоже было как-то жалко, поэтому решил отдать его первому человеку, который выйдет с балкона.

Тут как раз открылась дверь на балкон, и в клубах сигаретного дыма в комнату впорхнуло некое прекрасное создание с блаженной улыбкой, явно чем-то упоротое. На вид ей было лет семнадцать, губы подкрашены чем-то сиреневым, весьма ебабельная юная тянка, на секунду я засомневался, этично ли предлагать героин несовершеннолетним, потом вспомнил максиму «life fast – die young» и тот факт, что наркотики интересно пробовать в молодости, а, например, старому и скучному мне никакого удовольствия они уже не доставляют, отчего, собственно, я и пытаюсь от них избавиться.

- Как тебя зовут? – начал я коммуникацию.

Девочка вылупилась на меня во все глаза, не переставая улыбаться, и назвала какое-то имя, то ли Эвелина, то ли Евгения, переспрашивать я не стал.

- Ты любишь героин?
- Героин?
- Ну да! Хочешь героина! А то я чот не хочу, но могу тебе дать.
- Дааа!

Девочка ответила с таким энтузиазмом, что я решил уточнить.

- То есть ты понимаешь, что героин – это смерть, и я хочу тебе его отдать, чтобы от этой дряни умерла ты, а не я?

Девочка энергично закивала, показывая, что она всё-всё понимает и очень хочет. Я достал пакетик из кармана, рукавом стёр с него отпечатки и вручил Жене-Эвелине:

- Героин. Дарю!

Она так благодарно улыбнулась, что я, вручая ей пакетик, не утерпел, наклонился к её лицу, и, не встречая сопротивления, чмокнул её прямо в сиреневые губки. Вложил пакетик ей в ладонь, сжав её своей ладонью в кулак, и ушёл на кухню. Девочка появилась следом, и хотя я ожидал, что она прибережёт пакетик до дома и вынюхает его с друзьями или одна когда-нибудь потом, она быстро его открыла и сыпанула две горки порошка на стол, который мы с Сашей несколько минут назад так старательно от этого порошка отмывали. Девочка достала откуда-то из кармана бритвенное лезвие со следами ржавчины, оформила им дорожки из порошка, и вручила лезвие мне:

- Подержи!

Пока она сворачивала трубочку из купюры и втягивала в себя дорожку, я размышлял, откуда на лезвии ржавчина, не резал ли им кто-нибудь вены, и не осталось ли на нём вирусов ВИЧ, Гепатита Цэ или белков-прионов, вызывающих губчатую энцефалопатию мозга. Она предложила мне трубочку, я вежливо отказался, тогда она подумала и махом занюхала вторую дорогу, а я вручил ей лезвие обратно.

- Спасибо большое! – прочувственно произнесла она и снова потянулась ко мне мордочкой, чтобы поцеловаться. Я чмокнул её в ответ, и хотя она явно рассчитывала на продолжение поцелуя, а, возможно, и вообще была готова мне отдаться прямо на матрасике в соседней комнате, отстранился, разорвав контакт губ, сухо кивнул, мол не стоит благодарности, и покинул кухню. На секунду мелькнула мысль ещё раз спросить, как её зовут, потом понял, что всё равно забуду.

В комнате я встретил Сашу, которая призывно улыбнулась и сказала, что они с мальчиком уходят, а у неё кое-что для меня есть, и… правильно, вручила мне ещё один пакетик, который нашла в кармане, заверив, что это точно последний, и ей он уже точно не нужен, и забирать придётся мне, ведь куплены они на мои деньги.

Мне стало казаться, что это какой-то неразменный пакетик, на всякий случай проверил свои карманы, но больше ничего не нашёл. Состояние тупняка продолжалось и никакого желания догоняться не было, я подумал, что может быть меня обманули, и это не героин, а какой-нибудь другой опиат, промедол там или медицинский морфин (вспомнил даже жаргонное англоязычное наименование морфина – Эмми), но тут до меня дошло, что медицинские препараты поставляются в стеклянных ампулах с раствором, и точно не в виде порошка кустарной фасовки в полиэтиленовых пакетиках.

Я не знал, что делать с этим пакетиком, и тут вспомнил, что где-то на балконе тусовалась девочка Лена Вайт, которая, хоть и приличный человек, но дипломированный химик, и вдруг она придумает, как использовать героин в каких-нибудь более интересных целях. Я вышел на балкон, где тусовалось уже человек двенадцать, пропадая за углом, и попытался углядеть Лену. На улице уже стояла непроглядная темень, я не разглядеть её среди курящих рож и крикнул:

- Лена Вайт тут есть? Лену Вайт мне кто-нибудь дайте?

На балконе наступила суматоха, но Лену так и не нашли. Кричать на весь балкон, что у меня есть лишний героин, я побоялся и пребывал в горестном недоумении, но тут в дверь балкона застучали – я повернулся и сквозь стекло двери увидел Лену, которая стучала из комнаты. Я быстро вышел к ней и увёл её на кухню.

- Леночка, ты ведь химик? У меня есть лишний героин, можно я отдам его тебе, а ты уже придумаешь, что с ним сделать?
- Героин? А зачем отдавать, я думаю, мы можем неплохо провести время с тобой!

Она посмотрела на меня такими бездонными глазами, что я понял, что она тоже основательно чем-то упорота, и у меня возникло подозрение – не она ли прикончила тот самый, первый пакетик героина, который мы нашли выпотрошенным в мойке на кухне. Я решил уточнить:

- На что это ты намекаешь? На то, что мы вместе упоремся героином? Я на надеюсь, ты не потрахаться предлагаешь, лол?
Мы посмотрели друг на друга и мысль о том, что мы с ней можем потрахаться показалась нам обоим настолько нелепой и отвратительной, что мы в голос заржали. Не переставая смеяться, я вручил её пакетик и подхватил её на руки, закружив в каком-то подобии танца, и понёс в дальнюю комнату с матрасиком, приговаривая:

- Нет уж, прости, для тебя всё, что угодно, но трахаться мы точно не будем. Аххаха, ахххаа, лоол.

И Лена хохотала в ответ, извиваясь у меня на руках, а я отнёс её в комнату, положил на матрасик и стал подыскивать чистое место на полу, где можно высыпать героин из пакетика и сделать дорожки, чтобы вынюхать их вместе с Леной, сделав её глаза ещё более бездонными.

.....

Думая о том, сколько дорожек выйдет из одного пакетика, я проснулся на том самом матрасике, чувствуя себя совершенно разбитым. «Не иначе – героиновая ломка» - мелькнуло в голове.

На часах было два ночи, на телефоне рядом – два пропущенных звонка. Один от девочки, которая всегда звонит мне ночью, когда хочет зайти в гости и поебаться, и от которой я всегда отмазываюсь тем, что я старый, скучный наркоман и алкоголик, больной хламидиозом и утративший интерес к сексу, и что в гостях у меня какие-нибудь наркоманы и мне сейчас не до неё. Другой от мальчика, который всегда звонит мне по ночам, когда хочет зайти в гости и угостить меня водкой и наркотиками, и от которого я всегда отмазываюсь тем, что я старый, скучный и с больной печенью, давно потерявший интерес к алкоголю и наркотикам, и что сейчас я не могу, потому что у меня в гостях девочки, которые заехали поебаться, и мне сейчас не до него.

На компьютере играла аудиокнига с детскими сказками про женщину, которая никак не могла родить, но очень хотела ребёночка. Пришлось идти к компьютеру, чтобы выключить. Вконтактик сказал, что вчера был день рождения у знакомой девочки из Израиля, зашёл на её страничку, думая поздравить, увидел, что последнее обновление было в 2012 году, когда она выложила какую-то отвязную фотосессию среди недостроенных зданий, одетая в лёгкую маечку, шортики, пирсинг и сигарету, светя в камеру молодостью, спортивной фигурой, сексуальностью и красотой, конечно же, дико захотелось ебаться.

Вспомнил, что не видел её ни разу в жизни, хотя и пытался назначить ей свидание в городе Краматорске, когда ей было 14, и я, кажется, был в неё влюблён, но хотя она категорически отказалась, сказав, что её идише маман не приемлет знакомых из интернета, поэтому мы ограничивались болтовнёй по IRC и по телефону, обсуждая французскую музыку и сайты расчленёнок типа rotten.com, поскольку обсуждать секс с четырнадцатилетней девочкой мне казалось не очень этичным.

Много позже, когда она уже отслужила в армии, у меня в ЖЖшке был какой-то опрос на тему "Был ли у вас опыт группового секса?", большая часть людей там нерешительно мялись, а она зашла в комменты и бросила с небрежной усталой пресыщенностью: "Да, много раз", как будто бы выдохнув при этом сигаретный дым.

Решил, что сейчас не усну, пошёл на кухню, чтобы сварить гречку. Подумалось, что гречка по названию – почти героин, но печень от неё должно колоть меньше. Оглядел столы в поисках рассыпанного героина, заглянул в мусорное ведро – пакетиков не было. Колено болело так, что было почти не наступить, наверное это от того, что таскал Лену по всей квартире, возможно, под героином она казалась мне легче, чем весит на самом деле.

Но смеяться вместе с ней над нелепостью мысли о том, что мы можем потрахаться, мне понравилось, определённо, это были лучшие эмоции этой ночи.