?

Log in

No account? Create an account
Часть вторая - о том, как аспер пьянствовал с нацболами... - Politically Incorrect // no dub, no voiceover, sub only — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
blackthorn

[ website | asper.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Часть вторая - о том, как аспер пьянствовал с нацболами... [Mar. 24th, 2006|06:44 am]
blackthorn
С митинга лево-патриотической оппозиции я отправился прямо на пьянку с нацболами. И с нацболками, конечно тоже.

В метро все как-то перемешалось, определенно, что выходил я из метро уже совсем не с теми людьми, что заходил, но это не особо важно, поскольку люди были нацболами. Так или иначе, за кем-то пристроившись и поменяв несколько поездов я обнаружил себя на улице вместе в компании семнадцатилетней кавайной девочки-лесбиянки А. (кажется, она была каким-то промежуточным фюрером-гауляйтером, типа руководителя звена, хотя могу и ошибаться), пятнадцатилетней кавайной девочки-птушницы М. (впрочем, я пытался ее убедить, что она учится не в ПТУ, а в техникуме, но она не поверила), двадцатисемилетнего кавайного мальчика К.В. (у которого была внешность боевика-коммандос), тридцатипятилетней девочки-бисексуалки И. (по ее словам - она лесбиянка, которой приходится спать с мальчиками от безысходности) и тридцатишестилетнего мальчика-бисексуала А. приехавшего с севера (мальчик А., впрочем, утверждал, что уже лет пять, как не спит с мальчиками, ибо надоело). Знакомство с компанией, в течение которого и были узнаны все эти животрепещущие факты, проходило за рюмкой (вернее, за пакетом) вина, которого было куплено литров восемь, в квартире девочки И., которая оказалась художником, ибо вся квартира была уставлена холстами.

В процессе пьянки девочка И. нашла кавайный резиновый хуй с виброприводом, который и демонстрировала окружающим. Мной было обнаружено, что если включить вибрацию и поставить этот хуй на стол, то он начинает вращаться вокруг оси - получается вполне себе постмодернистская техногенная декорация для помещения. Однако девочка И. не позволила долго наслаждаться созерцанием вращающегося хуя, закричав, что нужно беречь батарейки. Тогда аспер предложил яойную игру, в которую обычно играют анимешники города Перми - засовывание себе в горло хуя на дальность (анимешники, впрочем, обычно играли бананами, а до фаллоимитатора аспер дорвался впервые в жизни, оказалось, что его засовывать гораздо сложнее, уж больно он толстый). Как и в Перми, в подобной игре победил аспер, обойдя и девочку И., и мальчика А.

Потом вся компания стала играть в "письки-жопки" или что-то подобное, игра заключалась в поочередном демонстрировании друг другу своих гениталий и молочных желез. Девочка-лесбиянка А. рассказывала что-то о своей романтической любви к какой-то известной девочке из НБП, которая была в другом звене, из-за чего девочка А. очень страдала. Я тем временем обнаружил книжку Лимонова про тюрьму и стал ее изучать, попутно ляпнув какую-то гадость про мальчика Лимонова, из-за чего едва не получил по морде от мальчика К.В., гневно заявившего, что "Не знаю, как там у вас, у анархистов принято, но у нас принято базар фильтровать!"

У нацболов вообще очень много всякой тоталитарности, по большей части, впрочем, конструктивной. Несмотря на культ вождя (от которого нацболы отпирались) и фашистскую идеологию (которую нацболы радостно признавали, впрочем, с оговорками типа - госудураство должно быть мягким вовнутрь и жестким наружу, а не как сейчас - арматурина внутри куска говна - поэтическое сравнение, я согласен) организованности у них хватает. Даже в абсолютно пьяном состоянии всей компании, когда я начинал докапыватся до людей с предложением провести какую-нибудь радикальную акцию, кто-нибудь (обычно мальчик К.В.) поднимал голову от миски с салатом или что там подворачивалось под руку, и рассудительно произносил: "Акцию нужно сначала обдумать, подготовиться как следует, а уже потом - проводить", после чего вновь впадал в невменяемость и падал обратно в салат. Кстати, на удивление, нацболы, причем довольно взрослые, несмотря на многолетнюю практику, видимо, не умеют пить (возможно, впрочем, уже измучены длительной алкоголизацией), и непрерывно бегают в туалет блевать, аспер выпил не меньше, однако чувствовал себя терпимо. Правда аспер пил только один день подряд, а что там с нацболами - неизвестно.

В целом я, конечно, был удивлен такой раскрепощенности в области секса и связанных тем, до этого мне казалось, что нацболы - узколобые ретрограды из тех, кто лечит гомосексуализм электрошоком, приятно было обнаружить, что я ошибался, и в плане блядства нацболы куда раскрепощенней меня. Хотя этого можно было ожидать, если вспомнить о личности их лидера, наверняка не один нацбол воспитан на его книжках.

Что удивительно, на определенном этапе пьянки (этап проходил уже в следующей квартире, где нацболов было раза в два больше) все книжки, что попадались мне под руку, были книжками Лимонова или про Лимонова. Даже когда я, сидя в туалете, увидел книжку мальчика Рыбы "Кино с самого начала" (про группу "Кино", это там где Цой, который объелся мацой, если кто не знает) и подумал - о! Вот книжка еще донацбольских времен! и открыл ее, то прочитал следующее воспоминание Рыбина: "На выставке я увидел Лимонова, хотел подойти поздороваться, но меня оттеснили мордовороты из его партии, которых он вечно за собой таскает, непонятно зачем". Поскольку я вспомнил аналогичный случай про себя, когда меня чуть не растоптали мордовороты из охраны Лимонова, я мстительно похихикал и бросился показывать нацболам это место из книжки - причем даже из нацболов никто не верил, что в книжке про группу "Кино" может упоминаться Лимонов.

В промежуточных этапах пьянки запомнились передвижения на метро и прогулки по улицам - кажется сочетающиеся с воровством из супермаркетов бутылок водки. Забавно, что когда компания нацболов вместе с аспером вынырнули из очередного супермаркета и стала делиться добычей, то никто не смог вспомнить, какие из бутылок водки были куплены, а какие - сперты. Выходило приблизительно фифти-фифти, так что супермаркет, с его политикой двукратного завышения цен, надо полагать, внакладе не остался.

Бродя с нацболами по метро мы кричали какие-то нацистские лозунги типа "Россия - все, остальное - ничто", "Слава партии, смерть врагам!" и "Наше имя - Эдуард Лимонов!" Тётка-контролер пригрозила вызвать милицию и даже вызвала, но подошедщий милиционер радостно стал нам рассказывать, что он на нашей стороне, и всех приезжих нужно истреблять, ибо от этих приезжих семьдесят пять процентов преступлений. Мне захотелось сказать, что большая часть этих преступлений искусственная, типа просроченной регистрации, а НБП вообще не против приезжих, особенно если они работают, но мальчик-милиционер выглядел таким радостным, что я плюнул и ничего не стал ему говорить.

Еще запомнилось, как девочки проходили вдвоем через турникет по одному билету, прижавшись друг к другу. Поскольку проезд в московском метро стоит 15 рублей, мне тоже захотелось сэкономить, но к тому времени я был настолько пьяным, что мне не пришло в голову, что проходить нужно прижавшись к девочкам вплотную, а не на дистанции десять метров. В результате пришлось прорываться через турникеты напролом, сквозь удары заградительных пружин и вой сирены. Несмотря на то, что было около часа ночи, на станции оказался милиционер, тут же меня изловивший. Я, наверное, выглядел очень комично, поскольку держал в руке карточку на 60 поездок, и будучи схваченным милиционером глупо улыбнулся и сказал: "Ой, кажется я забыл ее засунуть!" Милиционер почему-то даже не стал составлять протокола, а лишь выпихал меня обратно за ограждение, буркнув что-то вроде: "Сколько лет тебе, а засовывать так и не научился..." Пришлось засовывать в установленном порядке и догонять девочек, уже садившихся в поезд, девочки были удивлены, ибо считали, что меня уже повинтили, и, кажется, даже успели обрадоваться такому избавлению.

Пятнадцатилетние девочки и прочие мальчики нацболы рассказывали асперу всякие истории о том, что их любимое развлечение - топтать и разбивать всякие буржуйские машины, или ловить случайных прохожих и колотить их с целью изъятия сотовых телефонов. При этом люди вроде выглядели вполне обеспеченным, где-то работающими, кто-то из них как раз ехал за деньгами во вьетнамское посольство, так что остается считать, что разного рода антисоциальные поступки они совершали не ради корыстных интересов, а из чувства социального протеста против несправедливостей, творящихся в обществе. Даже удивительно, что мальчику Лимонову удалось собрать под свои знамена столько делинквентов, и теперь, по крайней мере часть своего времени, которую они могли бы потратить на различные преступления, они тратят на политические акции типа захвата административных зданий, а не прессуют мирное население. За это Лимонову отдельное спасибо.

Партия НБП приятна еще и тем, что в ней нет дурацкого разделения на взрослую и детскую части, как это модно у коммунистов с комсомольцами. В НБП абсолютно антиэйджистская политика, такое аспер видел только у анархистов, за одним столом и на одном собрании вполне себе на равных тусуются люди, одни из которых могут быть старше других в несколько раз. При этом по энергетике и пассионарности партия совершенно юная, ибо радикальные акции проходят почти каждый день, а уж степень фанатизма и вообще держится на уровне гитлерюгенда. И при этом уровень агрессивности совсем невысок, если уж аспера за весь день никто из нацболов не поколотил, включая ярых антисемитов и фашистов, то это уже говорит об определенной степени толерантности - на каких-нибудь неформальных тусовках типа ролевиков-толкинистов аспера обычно били в первый же день.

Партия, конечно, парадоксальная, что ни говори. Мне попадались нацболы, называющие себя фашистами, нацистами, антисемитами, анархистами, коммунистами, при этом все тусуются в одной партии и ничуть не обеспокоены проблемами политической совместимости. В социальном плане тоже люди самые разные - от девочек-птушниц и мальчиков-гопников до вполне себе серьезной творческой интеллигенции (типа Лимонова, Летова, Кормильцева и прочей богемы). Есть вполне мирные офисные служащие средних лет, а есть ветераны локальных конфликтов типа Приднестровья, с девяти лет убивающие врагов из автоматов.

Дисциплине уделяется очень много значения, анархистам, конечно, с их "самоорганизацией" до нацболов как до неба. При этом в свободное время люди умеются отрываться так, что завидно - в нашей Перми так не принято, увы, народ тут гораздо более зажат.

Самое смешное, что идеологии как таковой у них вовсе нет. Борются с властью, с Путиным, с антинародной политикой - ну и ладно. Никакого тебе марксизма, никакого нацизма, никаких идеологических дискуссий - сплошное прямое действие. Видимо поэтому их настолько боятся ФСБ и прочая госбезопасность, людей действия всегда боятся больше, чем теоретиков.

Одним словом, хорошо, что в Перми есть АЭС, в которой можно заниматься радикализмом-анархизмом, не было бы АЭС, пришлось бы организовать ячейку фашистского НБП и заниматься революцией в ней, а в НБП заниматься революцией страшно, их постоянно бьют и сажают в тюрьму. Так что пока в Перми будем бороться за электорат, нехай все идут в раздолбайское АЭС, а не в фашистское НБП, в раздолбайском АЭС можно как угодно обзывать Эдичку Лимонова, и никто и слова не скажет!

Читать продолжение - о том как аспер сидел в ментовке с антиглобалистами после акции.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: al_lashman
2006-03-24 05:31 am (UTC)
эта они тя вербують!
(Reply) (Thread)
From: kontrterrorist
2006-11-12 12:33 am (UTC)
Так что пока в Перми будем бороться за электорат, нехай все идут в раздолбайское АЭС, а не в фашистское НБП, в раздолбайском АЭС можно как угодно обзывать Эдичку Лимонова, и никто и слова не скажет! - золотые слова. А в НБП критика Лимонова (Бабушки) равнозначна политическому самоубийству (впрочем у некоторых после этого начинается отличная новая-старая жизнь)
(Reply) (Thread)