Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

С ребёночком тут пытались учить стихи, всякую там классику золотого века, и я чот взял и перечитал их, поскольку до этого в голове только обрывки вертелись, и даже не всегда вспомнишь, кто есть кто (а может я их и никогда не читал полностью, только обрывки слышал, и вообще думал, что это одно и то же стихотворение).

В результате удивился, насколько они все однообразны. Вроде нынешний постмодерн критикуют за бесконечные пародирования и повторения, но классика чот в этом плане ничуть не лучше, сплошное то ли эпигонство, то ли пародирование всех всеми.

Вот у Пушкина, например:

"В томленьях грусти безнадежной
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты."

У Алексея Константиновича Толстого:

"Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты."

У Тютчева:

"С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты...

Как, после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне..."

Это только текстуально-ритмические совпадения, но ведь и тексты совершенно об одном и том же - увидел бабу, влюбился, тосковал, видел во сне. Потом может и отвлёкся на других, а ту забыл, но снова увидел, снова вспомнил, снова затосковал... Типичная жизнь дворян, таскавшихся по балам, поскольку можно было не работать. И ведь не стеснялись же писать одно и то же!

Полные версии стихотворений на скриншотах, сам буду себя проверять, чтобы не путать их больше. Слева направо - Пушкин, Толстой и Тютчев.

(no subject)

Иду по улице Пушкина, слева стройка, огороженная деревянным забором. Вдоль забора узкая деревянная галерея с крышей, чтобы на голову не свалился кирпич. Навстречу девушка, она идет быстро, на улице холодно, а на ней полузастегнутая шуба, шея открыта, она идет мне навстречу и пристально на меня смотрит.

Я пытаюсь вспомнить, знаю ли я ее, лицо вроде бы незнакомо, но у меня отвратительная память на лица, мы сближаемся, остается несколько шагов, в узкой галерее разойтись не так просто и я замедляю шаг, чтобы пропустить ее, она тоже замедляет шаг, ее лицо напрягается, губы гневно сжимаются, она смотрит прямо на меня и резко выпаливает:

- Значит ты считаешь, что вот так вот себя вести - это нормально, да?

Я оторопело останавливаюсь, пытаясь понять, откуда же я ее знаю и чем успел ее обидеть, я пытаюсь подобрать правильные слова, но что сказать - привет, а ты кто? Ой, извини, я тебя не помню? Нет, нет, я не считаю что так вот себя вести - правильно, прости меня, пойдем, выпьем кофе, поговорим, я перед тобой извинюсь? Пошла нахуй тупая дура, ты меня заебала, и не преследуй меня?

В любом случае я слишком растерян, чтобы сказать что-то осмысленное, поэтому открываю рот, чтобы сказать что-то вроде: "Ну, ээ, эмм, не знаю, ну...", а девушка продолжает идти, прямо на меня, и пока я подбираю слова, она протискивается мимо меня, все так же целеустремленно глядя сквозь меня и за меня, и в последний момент визуального контакта я замечаю у нее в ухе гарнитуру от сотового телефона.

(no subject)

Когда я учился в первом классе, у нас была учительница, которую мы очень любили. Звали её Валентина, отчество не помню, была довольно молодая и красивая, а, главное - не очень злая.

Когда у нас закончился первый класс, был какой-то торжественный вечер (или торжественное утро, типа утренник? Да, наверное это все же было утром), на котором, в частности, детей заставили выучить и рассказать какие-то стишки, посвященные окончанию первого класса и переходу во второй. Каждый читал по четверостишию из длинного текста, я запомнил только одно:

А учительница, что же,
Разве бросит нас с тобой?
Нет, учительница тоже
Переходит во второй!


Я был очень тронут этим стишком и сквозь слезы умиления смотрел на нашу Валентину и думал - как хорошо, что она нас не бросает.

А когда мы перешли во второй класс, выяснилось, что наша Валентина уволилась из школы и уехала, кажется, в Воркуту, а нам прислали другую училку, ужасающе злую мымру, с которой мы смертельно поругались в первый же день.

С тех пор я не верю официальной пропаганде.

(no subject)

Известный пермский оппозиционный всего и всему политик Михаил Касимов (настолько оппозиционный, что его в свое время успели лишить и мандата депутата городской думы, несмотря на народную избранность, и даже выгнать из оппозиционной партии Яблоко) не сдался в борьбе с системой, но продолжает её клеймить - на этот раз глаголом печатного слова.

Иными словами, сейчас он подался на стезю художественной литературы и накатал полупорнографический полудетективный полупамфлет полупасквиль с клеветой на нашу чудесную российскую действительность и линию партии. Основано на реальных событиях, так что пермякам, особенно бывшим в курсе всех этих терок вокруг Садового, может быть интересно.

Язык, конечно, своеобразный, предложения в основном по два-три слова, зато можно сравнить с Хемингуэем, лол.


Итак:

Михаил Касимов, Провинциальный Декамерон

http://www.proza.ru/2011/01/16/1415

(no subject)

Макото Синкай, уральский вариант.

"Я люблю тебя, Екатеринбург".
Режиссер Ренат Тимеркаев.
Стихи - Мария Генчикмахер.

Лепестки сакуры, падающие на автомобили Жигули девятой модели.
Памятник Татищеву, плотинка, вокзальная площадь Екатеринбурга.

АНИМЕ.
УРАЛЬСКОЕ, БЛЯДЬ, АНИМЕ!

Это круче, чем аниме по Шмелеву и Хемингуэю.

Даже фамилии авторов этнически уральские же!



За наводку спасибо Папаше Мюллеру.

(no subject)

Прочитал во френдленте под замком:

Ты знаешь, когда я была маленькая, мы как-то пошли на выставку восковых фигур. Экспонаты люди с разными аномалиями и эндокринопаты, типа гингантизма или карликовость. Там была одна девушка с большим свиным пяточком вместо носа в пышном платье с корсетом на шнуровке а ля "унисенные ветром". В краткой биографической справке говорилось, что она была поэтессой и несмотря на свое внешнее уродство ей посвящали стихи и устраивали из-за неё дуэли. Она была красавицей вопреки.


Такого вроде даже ни в одном хентае не видел, там все фуррики да тентакли. А хочется выебать девочку со свиным пятачком вместо носа!

(no subject)

Читал в луркоморье статьи про Гражданскую войну, запомнились фразы типа: "Сначала Ленин удалил Махно из друзей, но когда надо было бить Врангеля, быстренько добавил его обратно в друзья".

Охуенно ведь, это ведь уже не просто интернет-сленг какой-то, это современный русский язык, который лет через двадцать уже будет считаться литературным, что бы сейчас по этому поводу ни ворчали блюстители.

А луркоморье, конечно, скатилось в сраное говно, но просто потому, что уже стало мейнстримом. Когда-то было типа сетевого культурологического справочника, отражения сетевой реальности, но сейчас это уже де-факто источник "сетевой" культуры, а не её отражение.

А поставив кавычки вокруг слова "сетевой", а не слова "культуры", я почувствовал себя охуенно смелым, да.

ПОРОСЁНОК, КОТОРЫЙ ТАК ХОТЕЛ ПОКАЧАТЬСЯ

Прибирался, нашел у себя книжку шведских комиксов издательства "Галаго", в переводе на русский, 1993-й год. Все охуенные.

Один, про поросенка, просто актуален, как никогда. Решил отсканировать и выложить.

Потом догадался погуглить, нашел уже отсканированный, спасибо en_aoki, у которой скан невозбранно и спизжу.

(no subject)

Есть русская поговорка "От тюрьмы да от сумы не зарекайся".

В ней устами народа заключена простая мысль - посадить могут любого. Это именно русская поговорка, в таком подходе нет ничего европейского, никакого намека на права человека и гражданина, нет, лишь фатализм и безнадежное отчаяние, признание себя ничтожной пушинкой пред государственной властью.

Количество сидящих и отсидевших в нашей стране одно из самых высоких в мире, и тюремные нормы часто используются как правила поведения даже на свободе. Практически у каждого, даже если он не сидел сам, будут друзья, родственники или знакомые, сидящие или отсидевшие в тюрьме.

Тюремный срок - одно из самых страшных испытаний, что может быть с человеком в нашей стране. Загубленное здоровье, надломанная психика - практически неизбежно сопутствуют отсидке.

Существует этическое правило - нехорошо слишком громко радоваться чьей-то смерти, даже если это смерть врага. Особенно нехорошо это делать на похоронах, в присутствии близких и друзей покойного, ну и т.п.

Практически аналогичное правило существует и в отношении зэков. Нет, конечно, радоваться, что посадили маньяка-убийцу, в принципе, можно, но обычно принято радоваться этому сдержанно, без смайликов и шампанского, без глумления. Радоваться приговору, который вынесли кому-то неизвестному тебе и за какое-то мелкое преступление - уже не принято вообще, ну вынесли и вынесли. Радоваться тому, что кого-то посадили явно несправедливо, за политику или по доносу конкурентов - это вообще нонсенс. А радоваться таким вещам в лицо друзьям и знакомым заключенного, отпуская глумливые комментарии - уже просто какая-то запредельная гнусь, которой могут предаваться только люди с пожранным интернетом мозгом, в котором уже не осталось никаких норм приличия и морали.

Что характерно, люди, позволяшие себе подобное поведение, не сидели в тюрьме сами и искренне думают, что им это в принципе не может грозить, совершенно забыв поговорку, приведенную мною в первой строчке поста, что показывает, что и русского в этих людях за годы реформ почти ничего не осталось.

Именно потому, что понятия чести и совести у этих людей атрофировались, им не обойтись без костылей со стороны.

Поэтому с этого дня я буду сразу скринить все комментарии от несидевших в тюрьме, в которых замечу глумление над заключенными и одобрение несправедливых приговоров и арестов. Особенно, если это идет в адрес моих близких, знакомых и тех, кому я сочувствую.

Отсидите на нарах хотя бы год, а потом лезьте пиздеть в интернеты. Думаю, после реального тюремного опыта никакой охоты глумиться на эту тему у вас не возникнет.

А боитесь тюрьмы - хотя бы Достоевского почитайте, там тоже про тюрьму неплохо написано. Может хотя бы классика вам поможет хоть что-то понять.

(no subject)

Вот еще, кстати, люто-бешено бесит меня употребление слова "звезда" в значении "известная личность", "любимый киноактер", "популярная эстрадная певичка" и т.п.

Понятно, что это калька со слова star (или etoile, уж не знаю, что, куда и в какой последовательности калькировалось), но бесит же.

Звезды для меня - огромные шары из раскаленной до миллионов градусов плазмы, живущие миллиарды лет, которые горят на небе и будут светить нам, когда фонари все погаснут.

И я ненавижу обламываться, услышав, например, фразу, типа "Я мечтаю стать звездой", когда осознаю, что это не поэтическая метафора, выражающая тягу к блужданию среди миров, в мерцании светил, а всего лишь желание стать одним из говноразевателей рта под фанеру, про которых принято писать в экспресс-газете.