Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Познакомился в Тиндере с двумя девушками за день. Поскольку я противник всех этих “свиданий” как процесса, где два незнакомых человека встречаются и пытаются вымучить у себя пробуждение романтических чувств или хотя бы сексуальных желаний друг к другу, то мы тупо поболтали на отвлечённые темы без обязательств и я позвал обеих тусовать на вписку к знакомым неформалам, снимающим у меня квартиру, где когда-то жил я сам, сказав, что будут мальчики, девочки, музыканты и бухлишко.

Сама квартира в довольно отдалённом районе, в старом деревянном двухэтажном доме, с обитом почерневшими от времени и дождей досками, из плюсов – микрорайон посреди леса, считается довольно экологичным, в том плане, что воздух почище, чем в центре. Договорились с девочками встретиться на остановке автобуса, чтоб проводить их до места. Как назло – шёл проливной дождь, типичное серое пермское небо “цвета телевизора, настроенного на пустой канал” и грязная вода, текущая по асфальту, так что приходилось прятаться под козырьком остановки, слушая, как капли барабанят по крыше из листового металла.

Пока ждал девочек, появился Илья – тоже знакомый, идущий на ту же вписку, парень-студент, довольно харизматичной внешности, с длинным прямым, фактически римским носом, музыкант, играющий на барабанах в каких-то группах. Дождались девочек, взяли алкоголя в киоске у остановки и отправились на вписку по тропинке через лес под всё тем же непрекращающимся дождём.

На вписке было как обычно – относительно шумно, относительно весело, получилось, что почти весь вечер мы так и просидели, болтая вчетвером – я, Илья, Таня и Алиса.

Немного о девочках. Обеим около двадцати. Алиса выглядела более ярко, и по одежде, и по косметике, и вообще была, что называется, более “раскрепощённая”, стараясь подчёркивать сексапильность и во внешности и в поведении. Волосы чёрные, оттенка, кажется, “воронова крыла” (видимо, крашеные), причёска-каре (бобкат?), подчёркивающая закруглённость овала лица, ярко-красная (карминовая?) помада на пухлых губах, тушь на ресницах и это всё. Носик был с видимой горбинкой, так что в выражении лица было что-то от хищной птички, хотя это её не портило, а вполне укладывалось в образ. Конечно же чёрная кожаная косуха с металлическими заклёпками и что-то металлическое в ушах.

Таня показалась мне красивее, черты лица более правильны, тонкий аккуратный носик, загадочный изгиб бледных губ, такой, что одновременно можно увидеть в них и улыбку и грусть, но она не старалась ничего подчёркивать во внешности - выглядела более неприметно, была без косметики (по крайней мере той, которую я бы мог заметить), бледная кожа, несколько веснушек, уши, кажется, даже были не проколоты, волосы светлых оттенков (пепельная блондинка?), одета в джинсы и майку, и куда более сдержана в поведении - в отличие от Алисы, хихикавшей и строящей глазки окружающим, сразу схватившей и выдувшей бутылку пива, Татьяна почти не пила, хотя, когда я предложил ей бокал вина, приняла его, благодарно кивнув, но тянула его, кажется, весь вечер.

Сидели допоздна, общаться с девочками нам нравилось, им с нами, вроде, тоже, болтали про философию, культуру и социальный прогресс; часть народу постепенно расползлась по домам, остались лишь самые пьяные, уснувшие прямо на диване и кто-то из квартиросъёмщиков – собственно, организатор вписки; ещё пара людей, живущих в квартире, сегодня отсутствовали, отчего он, собственно, и решил замутить тусу. Как-то пролетел мимо тот рубеж, когда имело смысл идти под дождём обратно через лес на остановку и пытаться уехать в город, никто из нас не поднял эту тему и получилось, что мы вроде вписываемся на ночь, благо, квартира была четырёхкомнатной и как раз пара комнат с кроватями были свободными.

Поскольку с девочками познакомился и привёл их на вписку я, видимо, молчаливо предполагалось, что я в конечном итоге должен принять какое-то решение о распределении общения между нами на оставшуюся ночь. Хотя я старался в целом общаться сравнительно нейтрально с обеими девочками, Илья явно больше ухаживал за Таней, хотя периодически переключался и на Алису, Таня вела себя почти как я, хотя мне показалось, что те редкие взгляды, которые можно назвать одобряющими, на меня она кидала чаще. Как, наверное, и Алиса, которая вела себя куда смелее, не стеснялась и пообниматься и подержаться за руку, впрочем она и была самая пьяная из нас. По моему внутреннему ощушению, которое конечно же всегда могло бы и не подтвердиться, Алиса вполне была выпить ещё немного и дать наверное любому из нас с Ильёй, хотя когда я заигрывал с ней, демонстрировала чуть больший отклик, а вот насчёт Тани я и вовсе был не уверен, что она согласилась бы на секс этой ночью, хотя Илья, тоже выпивший уже не одну бутылку пива, мне кажется, этого не очень понимал.

Поскольку было поздно, а я вроде бы изначально привёл девочек и был старше всех, социальный долг требовал какого-то разрешения ситуации, и когда Таня намекнула, что хотела бы куда-нибудь свалиться и поспать, я вызвался поискать ей спальное место на правах хозяина квартиры и все приняли это как должное, хотя Алиса, как мне показалось, бросила на нас красноречивый взгляд, выдающий, что она предпочла бы пойти со мной, вместо Тани – впрочем, потом она переключилась на Илью и больше уже не удостаивала меня вниманием.

Мы с Таней шли по тёмному коридору мимо дверей комнат, дошли до дальней, самой маленькой, как-то автоматически получилось, что и я вроде бы буду спать с ней в одной кровати, хотя мы и продолжали общаться без каких-то намёков, но она скинула с себя джинсы, оставшись в маечке и трусиках и залезла по одеяло к стенке, оставив достаточно места, чтобы я мог залезть к ней рядом и отвернулась к стенке. Я лёг на спину, прижавшись к ней боком, но не позволяя себе ничего слишком интимного, а она, полежав ещё с полминуты, повернулась ко мне, закинула на меня руку и ногу, переплетя ногу с моими, и уткнулась носом мне в шею, закрыв глаза и засопев, будто демонстрируя мне доверие и показывая, что она ищет лишь тепла. Я обнял её, положив руку на ягодицы, она молчаливо это позволила, ни на что большее я не решился, тем более что она как будто сразу погрузилась в сон, да я и был достаточно сонным, чтобы уснуть через несколько минут, слушая, как дождь барабанит по металлу жестяного козырька за окном.

Проснулись мы почти одновременно – за окном было всё то же серое небо и дождь, барабанящий по железу. Я успел поглядеть минуту или другую на спящую Таню, продолжая бережно её обнимать, созерцая её красоту, и она пошевелилась, открыла глаза, улыбнулась мне светлой улыбкой, и, высвободившись из моих объятий стала надевать джинсы и искать носки, которые вечером куда-то закинула, зайдя в квартиру, поскольку они были мокрыми после прогулки под дождём в лесу. Я вспомнил, что в этой квартире в дальнем шкафу у меня когда-то был запас разноцветных носков, купленных как раз, чтобы дарить девочкам, и решил проверить – прошёл через квартиру с просыпающимися людьми, нашёл шкаф, порылся и в нижнем отделении действительно нашёл несколько пар разноцветных носков, сшитых друг с другом фабричной биркой. Достал две скреплённые пары с какими-то индийскими узорами, типа деванагари, отделил их друг от друга и подумал, что Тане больше подойдут с зелёным рисунком, а с красным я положу обратно, и тут из двери вышла Алиса, слегка помятого вида. Увидев меня она просияла: “Ой, какие красивые носки, я тоже такие хочу!” явно глядев на розовую пару, которуя я ей и отдал, явно её обрадовав. Я пошёл искать Таню, чтобы подарить носки ей, но в комнате её уже не было.

Я вернулся в прихожую, где народ собирался расходиться и спросил – где Таня. Алиса ответила, что она уже убежала и посмотрела на меня будто ожидая, что я провожу её до остановки, но я никак не продемонстрировал, что собираюсь выходить прямо сейчас, и она стала обувать свои чёрные сапожки на высоком каблуке. Мимо по коридору прошёл Илья, и мне показалось, что они с Алисой стараются не смотреть друг на друга.

Я попрощался с Алисой, закрыл за ней дверь и вернулся в комнату, чтобы собрать свои вещи. На кухне Илья курил вместе с парнем, который отрубился пьяным и уснул раньше всех. Я держал в руке носки, разрисованные зелёными деванагари и мне было обидно, что женщина, которой я хотел сделать сюрприз и вручить чистые сухие носки с красивым рисунком ушла, не дождавшись, не дав мне возможности сделать её жизнь немножко теплее, впрочем я и сам вышел из комнаты, ничего не сказав, поскольку не был уверен, что найду эти носки, а она вполне могла решить, что я демонстрирую обиду или трезвым просто не хочу её видеть.

Возле постели, где мы спали, я нашёл маску Тани, которую она забыла, обычная чёрная тканевая маска на лицо, которую рекомендуют носить в эпидемию, но на ней был принт с какой-то эмблемой – что-то типа зелёного трезубца со спиралью, простенько, но стильно. Я забрал маску и вернулся на кухню.

На кухне парень расспрашивал Илью, с жадностью ловя подробности:

- И как вы с Алисой, что решили, встречаетесь?
- Ну, типа расстались.
- А чо так?
- Ну, разные люди и всё такое. Хотя свидание прошло хорошо, норм! - и он самодовольно улыбнулся, показывая, что отъебал девушку по полной и весьма доволен собой, как самцом.

Меня, как всегда, покоробила эта манера нынешнего поколения рядить любые разовые потрахушки в принятые у них нормы серийной моногамии, когда ради приличия любой ваннайтстэнд нужно называть “мы встречались и расстались”, но вслух я, разумеется, ничего не сказал.

Тут парень, кажется, Вова, увидел у меня в руках маску с эмблемой и глаза его загорелись:

- О, это же Танина маска, да? Блин, я так офигел что тут Таня была, я же такой её фанат, так хотел пообщаться, но постеснялся, уже такой пьяный был вчера (( Отдашь мне маску, я собираю их мерч?

- А что за мерч, что за эмблема вообще?

- Как, ты чо, не знаешь? Она же поёт в группе! - он произнёс какое-то название на ломаном английском, которое я не разобрал, но переспрашивать не стал, чтобы меня не сочли ещё более невежественным. По видимому, группа была достаточно известной, так что даже Илья явно продемонстрировал узнавание и удивился, видимо, он тоже не знал, что это та самая Таня из той самой группы. А во взгляде Вовы на меня кроме зависти стала читаться и обида, что я, в отличие от него, провёл ночь с девушкой его мечты, даже не осознавая её истинного статуса.

Я оставил маску на столе кухни, попрощался с ребятами и вышел под дождь и серое пермское небо, и пока шёл среди сосен к остановке, думал, как дела у Тани, мёрзнет ли она без носков и увидимся ли мы с ней ещё раз, чтобы я мог подарить ей носки или как-то ещё позаботиться и согреть.

Когда был близок выход из леса и стало видно дорогу, остановку и серые мокрые бетонные здания, я проснулся и увидел утреннее серое небо за окном и услышал, как серые капли дождя барабанят по железному козырьку балкона. Рядом со мной спала девушка, с которой я живу последние пять лет. Одеяло почти слезло с меня, мне было холодно, я залез обратно под него и придвинулся к ней.

Почувствовав, что я рядом, она промычала что-то мурлыкающее, не раскрывая рта, закинула на меня ногу и руку и уткнулась лицом мне в шею, ища тепла и заботы. Я обнял её, полежал ещё немного, слушая сквозь приоткрытое окно, как дождь барабанит по железу, почувствовал, что согрелся, закрыл глаза и не заметил, как снова уснул.

(no subject)

Поехал в Петербург, ночью то ли бухал, то ли курил шмаль, попытался заночевать в каком-то дешёвом хостеле, когда проснулся в восемь утра, понял, что это весьма сомнительное хипстерское заведение, соединяющее в себе кофейню и приют для кошек, а услуги хостела там видимо предоставлялись по остаточному принципу и только до восьми утра, спать приходилось в спальнике на пенке в углу, а с утра уже открылась кофейня и работники заведения перетащили какой-то стеллаж с клетками, в которых сидели котики, в мой угол, так, что мои ноги оказались спрятаны под полками с клетками, а какие-то довольно упитанные коты гуляли прямо по мне и недовольно мыргали, когда я попытался высвободить ноги и встать с пенки.

Когда умылся в туалете и вышел в зал кофейни, там уже было полно народа, у стойки стояла троица смутно знакомых личностей, пройти мимо незаметно не получилось, они закричали – ой, аспер! Пришлось оглядываться и здороваться, это, конечно же, оказались пермяки – известный политтехнолог мальчик kostyanus,ненавидящий трамваи, потому что рельсы мешают проезжать его Лексусу, девочка Анна, инженер-строитель, работающая в Лукойле, но мечтающая танцевать бурлеск в стрипбарах (что она не могла себе позволить из-за ограничений лукойловской корпоративной этики, где даже дырявые джинсы разрешается надевать только по выходным) и какой-то её мальчик, которого я вообще не помнил, но он тоже радостно жал мне руку, как будто давно знаком. Они заказывали кофе и очень радовались, что приехали в Питер утренним поездом, да ещё и увидели меня, а я не мог понять, чему можно радоваться, если даже приехав в Петербург из Перми в первом же кафе встречаешь других пермяков!

Вышел на улицу и понял, что кофейня прямо на площади Восстания, а напротив – вокзал, неудивительно, что все приезжие первым делом попадают сюда. Вышел на Невский, дошёл до Аничкова моста, смотрел на первый снег, который падал на чёрную воду Фонтанки, подо мной проплыла лодка, сгорбившийся человек, прячущийся от снега в чёрной полиэтиленовой накидке-дождевике с огромным капюшоном отталкивался от дна речки длинным шестом - чисто венецианский гондольер, только накидка больше всего походила на мешок, в который заворачивают трупы в американских фильмах, но это только добавляло атмосферности утреннему городу.

Понял, что пора звонить барыге, у барыги был то ли день скидок, то ли просто питерские цены куда приятнее пермских, но за четыре тысячи он насыпал мне едва ли не полный полиэтиленовый пакетик бошек марихуаны, приговаривая – ну вот тебе твои четыре грамма! На вид и на ощупь я бы оценил это грамм в пятьдесят-сто, подумал, что может быть барыга работает на ментов и специально хочет, чтобы меня взяли с крупным весом, но провокация эта показалась очень странной и я забрал пакет, решив, что остатки привезу в Пермь.

Гулять и курить траву, конечно же, оказалось куда веселее, неизбежно появилась компания, с который мы гуляли мимо рек и каналов, и кидались монетками в чёрную Неву, под всё теми же падающими снежинками, пытаясь добиться, чтобы монетки отскакивали от поверхности воды, я постоянно доставал телефон и фотографировал всё, что вижу, и холодную Неву, и снежинки, а вокруг были шутки, смех, веселье, и наступающий вечер и ночь. К вечеру я оказался на вписке, где на кухне была студия интернет-телевидения, и там же оказалась известная медиа-деятельница феминистической направленности Залина Маршенкулова, которая пришла давать интервью о криптовалютах, но никак не могли найти ведущего, который возьмёт у неё это интервью, и пришлось брать мне – естественно, не с первого дубля, поскольку я слишком увлекался пафосными речами на камеру и забывал, что кроме меня в кадре ещё и гость студии, но постепенно дело пошло, Залина раскраснелась и в ажиотаже рассказывала, что она собрала из видеокарт майнинг-ферму, чтобы майнить криптовалюту pigeon-coin и рекомендует это делать всем девушкам, ведь её девиз – ни бога, ни пана, одни наркоманы, и только майнинг криптовалют освободит девушек от гнёта патриархата и необходимости работать на мужиков или выходить за них замуж.

Потом все пошли курить траву на балкон, и только Залина осталась в студии, скромно сказав, что она не такая, и хотя оставаться с ней было интересней, чем идти тусоваться с наркоманами, пакет травы был только у меня и пришлось идти на балкон, окна которого выходили куда-то то ли на Невский, то ли на Суворовский и курить шмаль, вытряхивая трубочку прямо вниз. Как всегда бывает, после второго грамма я почувствовал, что тело становится лёгким-лёгким, и при желании можно подпрыгнуть и подвиснуть в воздухе – было страшно делать это на балконе, ведь слишком легко можно было вылететь наружу, и я пошёл в комнату и стал практиковать новообретённое умение, получалось висеть в воздухе по пять, по десять секунд, и все проходящие мимо показывали палец – ого, Wingardium Leviosa во все поля, и многие тоже пробовали подвиснуть в воздухе, как и я, но получалось только у меня одного.

Потом были ночные улицы Питера, шмаль, водка в подворотне с какими-то панками и снова шмаль, и холодная вода Невы, в которой я наконец не выдержал и искупался, найдя лесенку, идущую до воды, хотя и боялся, что кто-то в это время сопрёт пакет с травой, оставшийся на берегу, и снова улицы Питера и ощущение бесконечного счастья от этого неба, улиц и осознания, что даже когда я вернусь в Пермь, у меня в пакете ещё останется изрядно отборных бошек, чтобы угостить всех друзей и знакомых.

Я покурил ещё, и понял , что в принципе мне не нужны поезда, я могу телепортироваться усилием воли, если сосредоточиться, попробовал – и оказался где-то на Хоккайдо, в национальном парке. Вокруг лежал снег и бегали несколько собак, а я оказался без перцового баллончика в кармане, собаки стали меня обнюхивать, но тут мимо прошёл медведь-гризли и собаки разбежались. Я порадовался медведю-спасителю, и тут мимо проскакала девочка на чёрном пони, украшенном синими ленточками, увидев меня, он взбрыкнул, сбросил девочку и помчался ко мне. Я заскочил на ближайшую кучу убранного слежавшегося снега, высотой метра три, но пони вскарабкался вследа за мной и попытался укусить, правда я ловким движением спихнул его с сугроба, и он рухнул вниз, к счастью, приземлившись на все четыре копыта и вроде бы ничего себе не сломав, злобно оглянулся на меня и потрусил прочь, решив, что я ему не по зубам.

Ощущение счастью не проходило, я достал телефон и стал фотографировать всё, что вижу – злого чёрного пони, чёрного медведя гризли, черных собак, людей на дорожках между сугробами, и подумал, что пора возвращаться в Пермь, и проснулся на полу квартиры всё в те же восемь утра под серым светом из окна.

Женщина, что спала со мной рядом, пошевелилась и спросила: «А ты когда-нибудь фотографировал первый снег?» Я удивился и начал ей рассказывать, что только что фотографировал и снег, падающий на чёрную воду Невы, и медведя гризли и чёрного пони посреди снегов в японском заповеднике на Хоккайдо, повернулся к ней и увидел, что она открыла глаза и смотрит на меня, внимательно слушая, но не без удивления. Решил уточнить: «А ты сейчас cпрашивала меня про первый снег?», но она помотала головой, и я понял, что и её реплика мне приснилась.

(no subject)

Наткнулся тут на кавказскую овчарку. Секунд за десять схватки выведена из строя рука и грудная мышца, четыре рваных раны. Надеюсь, не подхвачу бешенства, лол.

Интересно, что изнутри ситуации ощущал в основном злость и бессилие, что ничего не могу сделать с восьмидесятикилограммовым комком зубов, когтей, злости и шерсти, было очень стыдно, что кроме криков и попыток пнуть ничего не получается - ну разве что принять первый удар на себя, лол.

А товарищ описал меня едва ли не героически, удивительно было читать (репост ниже).

Впрочем, судя по отзывам и видео, голыми руками (с тонкой курточкой) сделать с кавказцем особо ничего и нельзя, все говорят, надо радоваться, что вообще остались живыми, лол.

(no subject)

Тебе звонит К., с которой вы когда-то были близки, но сейчас в лучшем случае изредка переписываетесь по деловым вопросам и просто так, ради прочего дружеского трёпа. Она зовёт тебя на тусовочку, где будет ещё много кого, ты соглашаешься, почему нет.

На тусовочке ок, всё хорошо, ты рад, кстати, спрашиваешь К. - "А что, может поедем, потрахаемся?", но К. говорит - "Нет, меня сейчас это не интересует, я читаю блоггера Эволюцию и думаю о саморазвитии и прокачке!" - и как бы критически ты не относился к блоггеру Эволюции, ты уважаешь позицию К. и не навязываешься, подозревая, что любая активность в этом направлении лишь сделает вас обоих более несчастными, чем сейчас.

К. знакомит тебя с Ш., смешливым рыжеволосым созданием, ты киваешь Ш. и спрашиваешь: "Ш., но ты, надеюсь, не замужем, может поедем трахаться?" - а К. возмущается и говорит: "Ш. недавно развелась, и ты ей точно не нужен, ей нужен нормальный стабильный мужик, не вздумай портить ей жизнь!", ты киваешь ей, конечно, так-то всё правильно сказала, а Ш. хихикает и отвечает тебе что-то вроде: "Ой, я уже тебя боюсь, ну зачем только К. тебя позвала!", а в глазах её, скучавших до сего момента, после тирады К. явно разгорается интеерс

Тусовка, движуха, алкоголь, общение, и постепенно как-то всё заканчивается и надо ехать домой, и остаётесь ты, К. и Ш., и оказывается, что вы все живёте в одном направлении, но К. в районе неподалёку, а ты и Ш. в районе подальше, но в соседних домах, а ты ещё и говоришь: "Девочки, я нищеброд, в кармане ни копейки, надеюсь, вы довезёте меня на такси до дома!", и кто-то вызывает такси и вы едете втроём, по дороге К. выходит и на прощание говорит: "Я надеюсь, ты не будешь доёбываться до Ш., я тебя умоляю, прошу, просто не порти ей жизнь!", как бы не договаривая: "Как испортил мне!", а глаза Ш. от всего этого блестят всё больше, и вы прощаетесь с К. и едете дальше, неспешно беседуя ни о чём, и уже подъезжаете к твоему дому, а дом Ш. в ста метрах, и ты хихикаешь - ну что мол, к тебе или ко мне, и Ш. тоже хихикает, отвечая: "Ну ты чего, я тебя вообще боюсь!", а ты видишь её глаза в зеркале заднего вида (она сидит сзади, а ты спереди, потому что предусмотрительная К. постаралась посадить вас подальше друг от друга!), и машина стоит и надо что-то решать, и ты говоришь ей: "Ну ладно, я домой, чмоки-чмоки!", открываешь дверь и выходишь, на прощание небрежно пожав ей руку своей, просунутой назад между передних сидений, пока водитель такси терпеливо ждёт, и последний раз фиксируешь в памяти её недоумевающую улыбку и рыжие волосы и блеск глаз, и она тоже говорит пока, и ты выходишь и хлопаешь дверцей и идёшь домой, понимая, что ты поступил так, как надо было, что любой другой вариант только сделал бы вас обоих чуть более несчастными, а машина уезжает дальше и красные огоньки пропадают в отдалении, и ты все равно чувствуешь себя сукой, как будто бы что-то обещал, но не дал.

(no subject)

Было тоскливо, решил встретиться с девочкой Сашей. Встретились на улице, она была со своим мальчиком, имя которого я не запомнил, но он в основном молчал. Саша предложила зайти к знакомому барыге и чего-нибудь взять.

Барыга огорошил тем, что у него нет ничего, кроме героина, в маленьких полиэтиленовых пакетиках.

- Это надо его кипятить в ложке, что ли, и колоться потом? Я чо, дебил?
- Да не, его можно нюхать обычно, ну как там кокс или спиды, через трубочку.
- Дак к героину же привыкаешь быстро?
- Ну с первого раза может и не привыкнешь, а попробовать-то в жизни всё надо, чо ты за наркоман, если даже герыч не пробовал, ну?

Не знаю, почему я дал себя уговорить, но учитывая, что из всей компании деньги были только у меня, а Саша так умоляюще смотрела, пришлось покупать. Было довольно дешёво, так что купили несколько пакетиков, которые Саша благоразумно взяла на хранение, поскольку я предупредил, что обязательно потеряю, особенно если буду упоротый.

Собрались у меня втроём, но хотя нигде в соцсетях не афишировали факт покупки, откуда-то стал появляться народ, кто звоня на телефон и просясь в гости, кто просто так, как всегда под разными предлогами, притаскивая с собой кто бухло, кто шмаль, кто ещё какие-то наркотики типа амфетаминов. Когда все ушли на балкон, мы с Сашей и мальчиком торопливо рассыпали полпакетика героина на дорожки и вынюхали.

Ощущение было самое тупое, какое только может быть, просто грандиозный тупняк и полная апатия, никакого кайфа, желания общаться и радоваться жизни не было вообще, не хотелось сразу умереть – и то ладно. Мальчик Саши пошёл куда-то полежать, а у нас с ней почему-то началась измена и мы решили уничтожить следы употребления героина, но не смогли найти пакетик, в котором оставалась ещё половина, пришлось тупо вытереть следы героина со стола мокрой тряпкой и надеяться, что пакетик кто-то спёр, и он не обнаружится, если менты придут с обыском.

Настроение было странным, я не мог понять, зачем вокруг все эти люди, но раздражения тоже не было, просто недоумение, зачем люди вообще нужны друг другу и этому миру, что побуждает их собираться, разговаривать друг с другом и искать в общении какие-то истины, которых нельзя найти внутри себя.

Есть не хотелось, пил чай. В какой-то момент я обнаружил, что Саша открыла ещё пакетик и делает дорожки на подоконнике и присоединился к ней, вместе с её мальчиком, как будто почувствовавшим момент и вовремя появившимся. Вроде это был последний пакетик и я порадовался, что больше у нас не осталось палева. Состояние практически не изменилось, но мир показался чуточку добрее. Квартира заполнялась людьми всё больше, часть из них я видел в первый раз, как это обычно бывает на вписках, и хотя мне кого-то представляли, имена я тут же забывал. Большая часть народа упарывалась чем-то на балконе, видимо курили шмаль и бухали, но у меня не было желания ни проверять, ни просить поделиться, и вообще не было особого желания с кем-то общаться, хотя сложностей это тоже не вызывало.

Тут у Саши случился очередной приступ измены и она вдруг обнаружила самый первый пакетик с героином на дне кухонной раковины. При этом героина в нём почти не осталось, кроме жалких следов на стенках, к героину явно втихаря приложился кто-то ещё, всё вынюхав. Возникла мысль сунуть пакетик в стакан с чаем, чтобы растворить остатки и выпить, но когда я её озвучил, у всех это вызвало отвращение, и было решено просто кинуть его в мусорное ведро. Саша настояла, чтобы я стёр с него отпечатки, и кричала, чтобы я скорее вынес мусор, чтобы не хранить в ведре палева, но мне было дико лень.

Пытался общаться с народом, выходящим с балкона, и в какой-то момент сунул руку в карман и обнаружил ещё один, совершенно свежий и нетронутый пакетик с героином! Задумался, какого фига он оказался у меня, а не у Саши, мысль о том, чтоб употребить сейчас или оставить на потом, показалась непереносимой, выкидывать совершенно нулёвый пакетик тоже было как-то жалко, поэтому решил отдать его первому человеку, который выйдет с балкона.

Тут как раз открылась дверь на балкон, и в клубах сигаретного дыма в комнату впорхнуло некое прекрасное создание с блаженной улыбкой, явно чем-то упоротое. На вид ей было лет семнадцать, губы подкрашены чем-то сиреневым, весьма ебабельная юная тянка, на секунду я засомневался, этично ли предлагать героин несовершеннолетним, потом вспомнил максиму «life fast – die young» и тот факт, что наркотики интересно пробовать в молодости, а, например, старому и скучному мне никакого удовольствия они уже не доставляют, отчего, собственно, я и пытаюсь от них избавиться.

- Как тебя зовут? – начал я коммуникацию.

Девочка вылупилась на меня во все глаза, не переставая улыбаться, и назвала какое-то имя, то ли Эвелина, то ли Евгения, переспрашивать я не стал.

- Ты любишь героин?
- Героин?
- Ну да! Хочешь героина! А то я чот не хочу, но могу тебе дать.
- Дааа!

Девочка ответила с таким энтузиазмом, что я решил уточнить.

- То есть ты понимаешь, что героин – это смерть, и я хочу тебе его отдать, чтобы от этой дряни умерла ты, а не я?

Девочка энергично закивала, показывая, что она всё-всё понимает и очень хочет. Я достал пакетик из кармана, рукавом стёр с него отпечатки и вручил Жене-Эвелине:

- Героин. Дарю!

Она так благодарно улыбнулась, что я, вручая ей пакетик, не утерпел, наклонился к её лицу, и, не встречая сопротивления, чмокнул её прямо в сиреневые губки. Вложил пакетик ей в ладонь, сжав её своей ладонью в кулак, и ушёл на кухню. Девочка появилась следом, и хотя я ожидал, что она прибережёт пакетик до дома и вынюхает его с друзьями или одна когда-нибудь потом, она быстро его открыла и сыпанула две горки порошка на стол, который мы с Сашей несколько минут назад так старательно от этого порошка отмывали. Девочка достала откуда-то из кармана бритвенное лезвие со следами ржавчины, оформила им дорожки из порошка, и вручила лезвие мне:

- Подержи!

Пока она сворачивала трубочку из купюры и втягивала в себя дорожку, я размышлял, откуда на лезвии ржавчина, не резал ли им кто-нибудь вены, и не осталось ли на нём вирусов ВИЧ, Гепатита Цэ или белков-прионов, вызывающих губчатую энцефалопатию мозга. Она предложила мне трубочку, я вежливо отказался, тогда она подумала и махом занюхала вторую дорогу, а я вручил ей лезвие обратно.

- Спасибо большое! – прочувственно произнесла она и снова потянулась ко мне мордочкой, чтобы поцеловаться. Я чмокнул её в ответ, и хотя она явно рассчитывала на продолжение поцелуя, а, возможно, и вообще была готова мне отдаться прямо на матрасике в соседней комнате, отстранился, разорвав контакт губ, сухо кивнул, мол не стоит благодарности, и покинул кухню. На секунду мелькнула мысль ещё раз спросить, как её зовут, потом понял, что всё равно забуду.

В комнате я встретил Сашу, которая призывно улыбнулась и сказала, что они с мальчиком уходят, а у неё кое-что для меня есть, и… правильно, вручила мне ещё один пакетик, который нашла в кармане, заверив, что это точно последний, и ей он уже точно не нужен, и забирать придётся мне, ведь куплены они на мои деньги.

Мне стало казаться, что это какой-то неразменный пакетик, на всякий случай проверил свои карманы, но больше ничего не нашёл. Состояние тупняка продолжалось и никакого желания догоняться не было, я подумал, что может быть меня обманули, и это не героин, а какой-нибудь другой опиат, промедол там или медицинский морфин (вспомнил даже жаргонное англоязычное наименование морфина – Эмми), но тут до меня дошло, что медицинские препараты поставляются в стеклянных ампулах с раствором, и точно не в виде порошка кустарной фасовки в полиэтиленовых пакетиках.

Я не знал, что делать с этим пакетиком, и тут вспомнил, что где-то на балконе тусовалась девочка Лена Вайт, которая, хоть и приличный человек, но дипломированный химик, и вдруг она придумает, как использовать героин в каких-нибудь более интересных целях. Я вышел на балкон, где тусовалось уже человек двенадцать, пропадая за углом, и попытался углядеть Лену. На улице уже стояла непроглядная темень, я не разглядеть её среди курящих рож и крикнул:

- Лена Вайт тут есть? Лену Вайт мне кто-нибудь дайте?

На балконе наступила суматоха, но Лену так и не нашли. Кричать на весь балкон, что у меня есть лишний героин, я побоялся и пребывал в горестном недоумении, но тут в дверь балкона застучали – я повернулся и сквозь стекло двери увидел Лену, которая стучала из комнаты. Я быстро вышел к ней и увёл её на кухню.

- Леночка, ты ведь химик? У меня есть лишний героин, можно я отдам его тебе, а ты уже придумаешь, что с ним сделать?
- Героин? А зачем отдавать, я думаю, мы можем неплохо провести время с тобой!

Она посмотрела на меня такими бездонными глазами, что я понял, что она тоже основательно чем-то упорота, и у меня возникло подозрение – не она ли прикончила тот самый, первый пакетик героина, который мы нашли выпотрошенным в мойке на кухне. Я решил уточнить:

- На что это ты намекаешь? На то, что мы вместе упоремся героином? Я на надеюсь, ты не потрахаться предлагаешь, лол?
Мы посмотрели друг на друга и мысль о том, что мы с ней можем потрахаться показалась нам обоим настолько нелепой и отвратительной, что мы в голос заржали. Не переставая смеяться, я вручил её пакетик и подхватил её на руки, закружив в каком-то подобии танца, и понёс в дальнюю комнату с матрасиком, приговаривая:

- Нет уж, прости, для тебя всё, что угодно, но трахаться мы точно не будем. Аххаха, ахххаа, лоол.

И Лена хохотала в ответ, извиваясь у меня на руках, а я отнёс её в комнату, положил на матрасик и стал подыскивать чистое место на полу, где можно высыпать героин из пакетика и сделать дорожки, чтобы вынюхать их вместе с Леной, сделав её глаза ещё более бездонными.

.....

Думая о том, сколько дорожек выйдет из одного пакетика, я проснулся на том самом матрасике, чувствуя себя совершенно разбитым. «Не иначе – героиновая ломка» - мелькнуло в голове.

На часах было два ночи, на телефоне рядом – два пропущенных звонка. Один от девочки, которая всегда звонит мне ночью, когда хочет зайти в гости и поебаться, и от которой я всегда отмазываюсь тем, что я старый, скучный наркоман и алкоголик, больной хламидиозом и утративший интерес к сексу, и что в гостях у меня какие-нибудь наркоманы и мне сейчас не до неё. Другой от мальчика, который всегда звонит мне по ночам, когда хочет зайти в гости и угостить меня водкой и наркотиками, и от которого я всегда отмазываюсь тем, что я старый, скучный и с больной печенью, давно потерявший интерес к алкоголю и наркотикам, и что сейчас я не могу, потому что у меня в гостях девочки, которые заехали поебаться, и мне сейчас не до него.

На компьютере играла аудиокнига с детскими сказками про женщину, которая никак не могла родить, но очень хотела ребёночка. Пришлось идти к компьютеру, чтобы выключить. Вконтактик сказал, что вчера был день рождения у знакомой девочки из Израиля, зашёл на её страничку, думая поздравить, увидел, что последнее обновление было в 2012 году, когда она выложила какую-то отвязную фотосессию среди недостроенных зданий, одетая в лёгкую маечку, шортики, пирсинг и сигарету, светя в камеру молодостью, спортивной фигурой, сексуальностью и красотой, конечно же, дико захотелось ебаться.

Вспомнил, что не видел её ни разу в жизни, хотя и пытался назначить ей свидание в городе Краматорске, когда ей было 14, и я, кажется, был в неё влюблён, но хотя она категорически отказалась, сказав, что её идише маман не приемлет знакомых из интернета, поэтому мы ограничивались болтовнёй по IRC и по телефону, обсуждая французскую музыку и сайты расчленёнок типа rotten.com, поскольку обсуждать секс с четырнадцатилетней девочкой мне казалось не очень этичным.

Много позже, когда она уже отслужила в армии, у меня в ЖЖшке был какой-то опрос на тему "Был ли у вас опыт группового секса?", большая часть людей там нерешительно мялись, а она зашла в комменты и бросила с небрежной усталой пресыщенностью: "Да, много раз", как будто бы выдохнув при этом сигаретный дым.

Решил, что сейчас не усну, пошёл на кухню, чтобы сварить гречку. Подумалось, что гречка по названию – почти героин, но печень от неё должно колоть меньше. Оглядел столы в поисках рассыпанного героина, заглянул в мусорное ведро – пакетиков не было. Колено болело так, что было почти не наступить, наверное это от того, что таскал Лену по всей квартире, возможно, под героином она казалась мне легче, чем весит на самом деле.

Но смеяться вместе с ней над нелепостью мысли о том, что мы можем потрахаться, мне понравилось, определённо, это были лучшие эмоции этой ночи.

(no subject)

Завёл себе канал в телеграме, чтоб писать выкрики души на актуальные общественно-политические темы и прочее. Подписывайтесь, сучки, если скучаете по такому формату.

https://t.me/asperm

Читать можно как "аспер пермь", можно как "as perm (как пермь)", а можно как "a sperm (сперма)", лол.
За ник спасибо мальчику oisee, который придумал мне его лет 15 назад в IRC.

Сам страдаю от депрессии, полгода назад разъебал колено на лонгборде, сделал одну операцию, и надо, видимо, делать ещё, денег нет, работы нет, каждый день звонят коллекторы из банка и требуют возвращать кредиты, спортом заниматься толком не могу, разжирел и постарел, всё ужасно, но я не унываю и с оптимизмом смотрю в будущее!

Девочка Танечка Азарни, чтоб поддержать меня, снимает про меня кулинарный блог "Кухня аспера", где я бухаю и матерюсь. Уже вышло два выпуска, она очень просила его распиарить.

https://www.youtube.com/channel/UC1pXAVnJvp3G7zmqRgsD5UQ/videos

(no subject)

Петербург, двор-колодец, я прошёл через арку и иду к подъезду, вокруг ночь - вернее, ещё вечер, поскольку окна в доме светятся, люди не спят, но на улице уже непроглядная темень. Довольно жутко и страшно, я иду, оглядываясь, вокруг никого нет, до подъезда остаётся десяток шагов, и вдруг раздаётся крик - крик кого-то атакующего, кто бросается на меня, придавая себе смелости этим криком, крик отчаянный, громкий, пронзительный и при этом торжествующий, атакующий поймал меня врасплох и радуется, что я не успеваю его заметить.

В крике нет никакого смысла, это просто возглас, что-то вроде "аааа!" или "уиии!", при этом голос кричащего мне вроде бы знаком, но мне не до того, чтобы пытаться его опознать, я напуган угрозой и понимаю, что мне осталось полсекунды до столкновения с нападающим.

Я отпрыгиваю, кручу головой по сторонам но никого не вижу, меня охватывает ужас, и тут я понимаю, что крик доносится сверху, наверное, на меня сверху кто-то прыгает, я пытаюсь поднять голову, и понимаю, что не успеваю, что уже сейчас меня убьют, а я все ещё не вижу, откуда исходит угроза, и бросаясь куда-то в сторону кричу изо всех сил, пытаясь напугать противника в ответ, в надежде, что его атака собьётся, и со всей яростью загнанного в угол существа я кричу: "УДУШУ!!!!"

Конечно же, от собственного крика я и просыпаюсь.

И только через несколько минут я узнаю этот голос, торжествующий голос невидимого мне оппонента, бросившегося на меня, чтобы убить.

Так кричала бывшая мне женой.

О международной дружбе и имперском мышлении

Вспомнил смешную историю про мальчика из Латвии.

Лет 10-15 назад был ещё популярен IRC, это чатик такой, специальные сервера, а на них - каналы для общения (чат-комнаты типа). И вот как-то на пермский IRC-канал (назывался канал, вы не поверите - #perm) в международной сети IRCNet зашёл мальчик из Латвии (мальчику было под тридцатник, кажется), и стал общаться с нами. Транслитом. Сука, ненавижу транслит, глаза ломать, щас уж вроде почти никто на нём не пишет, а тогда ещё многие любили писать по-русски транслитом, чтобы с кодировками не разбираться.

Ну, в общем, я мальчику деликатно намекнул, мол если уж он пришёл к нам на канал, чего бы не настроить кириллицу на компьютере, и нам будет приятней его читать, и он будет выглядеть как белый человек, а не как тупой подросток первый-день-за-компьютером.

А мальчик-то давай возмущаться, мол у них в Латвии нафиг этот русский язык никому не нужен, и что же он, только ради того, чтобы нам понравиться, должен мучиться и ставить его себе на компьютер? Не будет такого, дискриминация не пройдёт, ему комфортно и так! Во всём мире латиница всех устраивает, а мы тут, в России, завели себе кириллицу и только создаём лишние проблемы людям, а он независимый латвиец, а не какой-нибудь россиянин, чтобы ставить себе русский! Он же не заставляет нас ставить себе латышский, которого мы не знаем, а снисходит до нашего русского, и не охуели ли мы ещё и требовать, чтобы он писал кириллицей, а не транслитом?

Тогда я и говорю - да без проблем, чувак, я тебя понимаю, кириллица-шмириллица, лишняя локаль на компьютере, свободная Латвия, открытый мир, мы из разных независимых стран, к чему все эти локальные языки, с которыми у нас проблемы? Freedom for all, let's respect each other, both of us can switch to international english language right now, mutual respect, peace, friendship, is it OK for you, fella?

И тут мальчика реально переклинило, он как давай на всё том же транслите возмущаться, что сука, москали поганые со своим великорусским шовинизмом дико заебали, что он сука служил в советской армии и там его выучили русскому языку, поэтому по-русски он пишет, а английский ему учить некогда было и негде, и вы, русские, со своим чертовым имперским мышлением угнетали и будете угнетать все народы вокруг, и он желает нам всем провалиться в пизду, чтобы весь мир вздохнул с облегчением, и ещё каких-то гадостей наговорил про мой имперский шовинизм и свалил с нашего канала, сказав, что ноги его здесь больше не будет.

А я остался переживать, полный горького стыда за своё русское происхождение и неспособность к интеграции в мировое сообщество.

(no subject)

Разница в отношении к наркоманам в России и на Западе видна даже в языке.

Сравним: в русском языке покурившего травы называют "обкуренный", (как выпившего водки, например - "пьяный"), звучит это, мягко говоря, не очень уважительно. А человека, нанюхавшегося фена называют "нафененный", тоже звучит как-то унизительно.

А теперь сравним с английскими вариантами понятий "обкуренный" и "нафененный": "High", "Speedy" - возвышенный, скоростной, так в английском называют курильщиков травы и нюхателей фенамина, как видим, довольно почтительно и безо всяких обидных фоносемантических форм и прочих коннотаций. И только в России, куда дотянулся Проклятый Сталин, отношение к наркоманам такое презрительное.

Таким образом, как бы даже сам русский язык говорит нам, что на легализацию в Этой Стране я бы не надеялся.

(no subject)

Жаловался в микроблоге, что нифига не понимаю в современных интерфейсах. Например, хоть убей, не смог ничего сделать с читалкой Amazon Kindle, ни одной книги скачать и прочитать, хотя вроде все делал по инструкции, или в интернет залезть. А купил четыре штуки, например, и теперь лежат мертвым грузом. И все в кредит!

При этом, будь там консоль с командами ls, wget и так далее, я бы шутя и легко справился. Но непонятный GUI с непонятными менюшками ставит меня в тупик. Но считается-то, что консоль - это для гиков, а гуй - для обычных обывателей, т.е. вроде если консоль я в состоянии освоить - значит не такой уж дурак? А вот, поди ж ты.

Аналогично нифига не понимаю в социальных сетях. Последний интерфейс, который я освоил, был ЖЖ, но сейчас все давно свалили отсюда в соцсеточки, а я даже не смог понять, как там редактировать ленту друзей, где искать всплывающие кнопки, в конце концов вконтакт использую только для поиска и прослушивания музыки, а какой-нибудь гугль-плас я понять не мог ВООБЩЕ. В ПРИНЦИПЕ, что это, как этим пользоваться, что такое "круги", и так далее. Пощелкал по каким-то кнопкам, кого-то куда-то добавил, и все, дальше ничего не понял и больше туда не заходил.

В микроблоге мальчик daemith сказал, что это приходит старость, когда мейнстрим ты уже не в состоянии освоить. Я по этому поводу немного не согласился, сказал, что освоить-то в принципе, наверное, в состоянии, просто дико раздражает - какого хрена я должен снова изучать заново с нуля интерфейсы современного софта, когда я уже один раз изучил все эти премудрости и посчитал, что к жизни в мире интернетов и программ я готов?

В реальности же в условиях приближения к научно-технической сингулярности уже через десять лет, фактически, все приходится учить занова. Хорошо молодым, они учат это в первый раз, ну, как ребенок изучает родной язык в детстве легко и непринужденно, а вот иностранный в зрелом возрасте учить уже не так просто, особенно, если делаешь это насильно - принужденный обстоятельствами, а не желанием изучать языки.

В пылу разговора я даже привел пример - мол изобретатели интерфейсов совсем охренели, жизнь в изменчивом мире компьютеров сейчас напоминает абсурдную ситуацию, все равно, как если бы в каком-нибудь государстве каждые десять лет менялся государственный язык, и всем гражданам бы приходилось его учить, чтобы не быть отброшенными на задворки цивилизации. Могло бы существовать такое государство, спрашивал я?

И вдруг сам себе ответил - ой, так это же Украина.