Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Старый анекдот про Пермь

Однажды какой-то известный деятель культуры и искусства, имени которого эта история не сохранила, за каким-то лешим оказался в Перми. Среди прочего у него были назначены встреча с поклонниками в концертном зале и интервью на местном радио, поскольку для местных жителей приезд этой шишки был достаточно грандиозным событием.

До радио он добрался уже к вечеру, до этого почти весь день разъезжая по Перми. Пройдя в студию, уселся в кресло, и пока готовили включение в эфир, ведущая завязала беседу:

- Ну здравствуйте, здравствуйте, очень рады вас видеть в Перми! Ну расскажите, пока готовят включение, как вам наш город?

Известный деятель культуры и искусства скорчил самую негодующую рожу на свете, которую только можно было скорчить, и бурно выдал:

- Да просто кошмар, дыра дырой, такого совкого убожества я давно не видел! Дороги грязные, рожи на улицах одна другой уголовнее, все какие-то прыщавые, косые, чумазые. Дома облезлые, везде чем-то воняет, архитектуры никакой, одни хрущевки да бараки, по дорогам не проехать, и везде грязь, убожество, нищета, совок - как вы тут живете вообще? Родись я здесь, все бы отдал, лишь бы выбраться из этого кошмара! Надеюсь, я тут первый и последний раз.

Несколько шокированная ведущая похлопала глазами и вкрадчиво попросила:

- Ой, сейчас уже нас включат в эфир, может вы перескажете свои впечатления о городе сразу же вашим многочисленным поклонникам из Перми, которые слушают нашу передачу? Вот микрофон, приготовьтесь.. ИТАК, здравствуйте дорогие радиослушатели, гость нашей сегодняшней программы - [... ....]. И первый наш вопрос - ваши впечатления о нашем городе?

Гость студии вальяжно развалился в кресле, взял микрофон, и распевным, хорошо поставленным голосом, начал:

- Здраствуйте, здравствуйте, мои дорогие, любимые пермяки. Вы знаете, я очень давно хотел побывать в вашем замечательном городе, и ужасно рад, что наконец-то выбрался. Только здесь, в вашем старинном купеческом городе и можно почувствовать настоящую Россию. Просторные широкие проспекты с монументальностью сталинского ампира, очаровательные тихие улицы старой застройки неподалеку, величественная река, несущая свои бурные воды на юг, красивые, искренние лица людей, в которые можно жадно вглядываться, ощущая то настоящее, русское, чего мы давно лишились в столицах. И хотя я приехал всего на один день, мне уже кажется, что Пермь - мой родной город, и я всю жизнь прожил здесь, и люди на улицах мне родные и близкие, и по этим улицам я когда-то ходил в школу, и в этом парке впервые целовался со своей первой любовью. Как здорово, что можно вот так вот выбраться из тесной, душной Москвы и попасть в Пермь, я уверен, что это мой не последний визит в ваш чудесный, замечательный город...


Присутствующие в студии слушали, изумленно раскрыв рты.

старый анекдот на новый лад

Офис большой серьезной корпорации, приемная, в приемной сидят люди, пришедшие на собеседование по поводу устройства на работу. Двое разговорились, делятся переживаниями:

- Я резюме отправил, вроде подхожу по всем пунктам, пригласили сегодня на собеседование. Но вот проблема, перед собеседованием дали анкету заполнить, а там пункт есть: "Играете ли вы в онлайн-игры?". А я же уже шестой год в LineAge играю, но признаваться как-то страшно, вдруг на работу не возьмут?

- Хм, а зачем признаваться? Напиши, что не играешь!

- А как не признаваться-то, если на собеседовании главный по кадрам - наш клан-лидер?

(no subject)

Разбирая старые вещи, нашел литературно-публицистический журнал "Лехаим" за май 2002 года.

В рассказе Анатолия Козака про войну попался анекдот, прочитанный автором в распространяемой на оккупированных территориях немецкой "Книге для крестьян":

В колхоз приехал с иностранными журналистами Лазарь Каганович.

- Меня тут все знают, - похвастался он и обратился к местной детворе: - ребята, вы знаете, кто я такой?

- Знаем, - хором отвечали дети, - вы - ЖИД!


Рассказал этот анекдот русской в пятом поколении девочке Z. (прапрадедушку которой звали Моисей). Она так смеялась.

(no subject)

Про Бориса Моисеева по телевизору обычно принято говорить так:

"Что бы там не говорили про его скандальную известность и имидж, главное все же, что он очень хороший артист! Артист гениальный, просто потрясающий! Остальное, понимаете, значения не имеет!"

Никогда не понимал, что в нем такого артистического. Из песен у него нравилась мне единственная - "Дитя порока", и то, нравился в ней исключительно припев, который пела Ирина Епифанова (одно время выступавшая в группе "Браво", когда Агузарова оттуда ушла, и вообще хорошая очень певица, у Моисеева она участвовала на подпевках абсолютно бесплатно, поскольку он её друг, что характерно, этот факт на "Акулах пера" в свое время уронил в осадок весь зал прожженых писак, которых удивить чем-то было сложно).

Сам Моисеев же вообще не поет, а шепчет что-то томным голосом, который выглядит как плохая пародия на анекдоты про "голубых". Ну и наряды у него опять же соответствующие.

Т.е. единственное, благодаря чему он популярен, это именно тот самый образ, когда Моисеев изображает кого-то изображающего пидараса, и не более, артистизма же там практически и нет вовсе. Ну, в следовых количествах присутствует, побольше чем у меня, например, но для того, чтобы быть всенародно известным - явно недостаточно.

На каком-то гей-сайте даже обсуждение попадалось, я так понял, они даже вообще сомневались, что он гей.

Эти негры - евреи?

"Впервые, - пишет Орлов, - я увидел их не в Израиле, а в далеком Сухуми. И встретились мы в... Сухумской синагоге. На втором этаже служка продал мне пакет мацы, испеченной на "американской машине". Вдруг в комнату вошли несколько совершенно черных курчавых мужчин - по виду настоящие негры - и на абхазском языке что-то спросили служку. Он им ответил... когда они ушли, я спросил: "Эти негры - евреи? И как они здесь очутились?"
Загадка национальных корней Пушкина



А если совсем порвать мозг хочется, то рекомендую:

Китайские евреи



Ей-ей, я всегда думал, что это анекдот.

О гибели фольклорной традиции советского анекдота и семье аспера



В конце восьмидесятых/начале девяностых, когда наступила гласность и убрали цензуру, среди прочего книгопечатания стали очень популярны сборники анекдотов.

Надо сказать, что в советское время анекдоты были андеграундным явлением, оставаясь исключительно устным творчеством, и люди, знающие много анекдотов, особенно смешных, очень ценились. Распространяться анекдоты могли только от рассказчика к рассказчику, поэтому и анекдотов вообще было мало, каждый свежий бережно пестовался и пересказывался всем знакомым. За политические анекдоты вполне даже можно было огрести неприятностей вплоть до тюремного срока, а уж представить себе анекдот напечатанным было и вовсе невозможно, даже если бы он был вполне невинным, ведь бумаги не хватало для печати Ленина и Маркса. Компьютеров и интернетов же тогда не было вообще, даже печатную машинку было трудно купить, а ксероксы и вовсе стояли на учете в КГБ каждый и частным лицам их достать было невозможно.

Сейчас-то понятно, все анекдоты берутся с сайтов типа анекдот.ру и башоргру, ну иногда там КВНщики придумают чонить оригинальное, хотя обычно и они с этих же сайтов берут, поэтому рассказывать анекдот в компании - дурной тон, поскольку если анекдот знаешь ты, значит его знают все, и это уже баян, а не анекдот.

А тогда это было еще не так, анекдоты были редкостью и настоящим культурным явлением, и первые печатные сборники анекдотов производили эффект бомбы, практически: ты всю жизнь собирал анекдоты, может несколько сотен интересных знаешь, а тут книжка с несколькими тысячами враз!

Проблема, однако - составители этих книжек по большей части то ли были непроходимо тупы и начисто лишены чувства юмора, то ли гнались исключительно за объемом, но в сборники эти почему-то попадало огромное количество анекдотов совершенно не смешных. Часть из них явно выглядела переводными, причем переведенными неумело, с дурацкими кальками и потерей культурного контекста, часть выглядела явно неверно пересказанными, и потерявшими при этом всю соль, и в целом, при большом объеме, смешных анекдотов там было один на двадцать (хотя и это было немало, надо отметить).

С момента выхода этих сборников, судя по всему, устный путь распространения заглох, и распространяться они начали через газеты, телевизор и т.п. Что характерно - безо всяких изменений, и до сих пор в каких-нибудь провинциальных дебильных газетах типа Комсомольской Правды можно открыть страницу юмора и узреть там колонку анекдотов, каждый из которых я читал еше в первых сборниках двадцатилетней давности, причем совпадение дословное, а, порой - добуквенное, вплоть до орфографических и пунктуационных ошибок.

Получилось так, что печатный путь распространения фольклора оказался для него крайне вреден - начисто отсеклись естественные фильтры типа чувства юмора, когда смешной анекдот распространялся только среди тех, кто может его понять, но при этом не портился, поскольку каждый рассказчик его понимал и мог скорректировать накопившиеся при передаче ошибки. Перепечатывавшие же большей части анекдотов понять были просто неспособны, отсюда и убогость их изложения.

Одним из развлечений, которым я предавался в свое время, была редактура анекдотов. Прочитав где-то анекдот явно не смешной, я задумывался - а интересно, был ли он несмешной изначально, или его испортили при пересказе глупые рассказчики? А если он был смешной, то как он изначально звучал? По сути это был реверс инжиниринг - по испорченной копии восстановить оригинал, полагаясь на законы юмора и собственную эрудицию. В большинстве случаев это получалось.

Пример испорченного анекдота, рассказанного мне однажды одноклассником:

Посадили мужика в тюрьму. Заходит он в камеру, сокамерники его спрашивают:
- За что сидишь?
- За людоедство.
Все в ужасе давай стучать в дверь и проситься в другую камеру. Ну всех увели кроме одного старичка, который тихо в углу сидел. Мужик удивился, подходит к нему, и говорит:
- А ты что, не боишься меня?
- Неа.
- А за что сидишь сам-то?
- За людолюдоедство.

Мальчик очень смеялся, когда это рассказывал, а я еще долго тупил, прежде чем до меня дошло, что в оригинале, очевидно, было "людоедоедство", а мальчик, уловив суть, но совершенно не имея чувства языка, пересказал это, как умел, и даже не понял, что полностью исказил словообразование.

Мой зять Сашка the_svin Якубчик в свое время был большим рассказчиком анекдотов. Рассказывать их умел хорошо и делал это крайне артистично, еврейские анекдоты обожал, кстати, даром, что сам поляк ("Поляк, а, значит, антисемит отъявленный!" - (q) Михаил Веллер). Вот один из анекдотов, который я от него услышал, анекдот совершенно чудесный и всеми любимый:

Идет однажды Мойша в Жмеринку, а навстречу ему Абрам.

"Так", - думает Мойша, - "сейчас Абрам спросит меня, куда я иду, что бы ему такого соврать? Может, сказать ему, что я иду в Бердичев? Нет, тогда он сразу догадается, что на самом деле я иду в Жмеринку. А, а скажу-ка я ему тогда, что я иду в Жмеринку! Тогда он наверняка подумает, что на самом-то деле я иду в Бердичев!"

Вот они поравнялись, здороваются:

- Привет-таки Мойша!
- Привет-таки Абрам!
- Куда идешь, Мойша?
- Да вот, Абрам, в Жмеринку иду.
- Да, брось ты, Мойша! Ведь ты же ДЕЙСТВИТЕЛЬНО идешь в Жмеринку!


Чудесный анекдот, правда, и Сашка Якубчик неизменно имел через этот анекдот большой успех. Но однажды к нему пришел его друг Андрейчиков, который услышал этот анекдот от их общего друга Бориса erenburg Эренбурга, и решил пересказать его Сашке Якубчику. И рассказывал Андрейчиков этот анекдот так:

Идет Мойша, а навстречу ему Абрам.
Мойша думает: "Если Абрам спросит, куда я иду, скажу я ему, что я иду в Бердичев!"
Поравнялись, поздоровались. Абрам спрашивает:

- Куда идешь, Мойша?
- В Бердичев, Абрам.
- Нет, Мойша, ты идешь в Жмеринку!

После этой фразы Андрейчиков, как говорят, сам очень долго хохотал, а когда через минуту обнаружил вокруг недоумевающие лица, не уловившие никакого юмора, то осекся и добавил извиняющимся тоном: "Правда, странный анекдот?"

Таких случаев было немного, просто потому, что искаженный анекдот дальше просто не распространялся, ведь он был уже совсем несмешной, и рассказывать его дальше никто бы не стал. Анекдоты, как и прочие гены и мемы, передаваясь по социальной сети, подвергались жесткому естественному отбору, и выживали лишь наиболее удачные ветки их развития, а несмешные варианты пресекались, не оставив потомков.

При печати же сборников составители гнались за объемом, в результате тупо лепили в книжки все подряд, не вычитывая, один и тот же анекдот мог попасть в сборник в куче вариантов, при этом совершенно не смешных. В основном такие сборники собирались из писем читателей, типа: "запишите свои коллекции анекдотов и пришлите нам, за гонорар". Понятно, что слали все подряд, безо всякого естественного отбора.

Так многолетняя фольклорная традиция была безвозвратно похерена, эта похеренность была закреплена развитием фидонетов и интернетов, и на сегодняшний день рассказывать анекдоты в компании есть абсолютный mauvais-ton и боянизм, увы. Да и поток этих анекдотов возрос, если раньше свежих анекдотов было несколько штук в месяц, сейчас каждый день сайты типа баш.орг.ру и анекдот.ру доставляют их десятки. Многие даже достойны того, чтобы похихикать над ними, но понятно, что запомнить их уже просто нереально, тем более, что и смысла пересказывать их уже нет, ведь эти сайты читают все (а те, кто не читает, тем более разозлятся на попытку пересказа ненужных им анекдотов).

Вот один из неудачных анекдотов, широко, тем не менее, распространившийся, как раз благодаря попаданию в какой-то дурацкий сборник:

Утро. Человек явно с глубочайшего похмелья, пошатываясь, бредет по городу, недоуменно оглядываясь по сторонам. На перекрестке попадается прохожий. Человек ему:

- Простит-те... не п-подскажете, где я нахожусь?
- Вы на углу Невского и Литейного, - вежливо отвечает прохожий.
- Э... к черту подробности, город-то какой?

Неудачность анекдота, очевидно, в том, что фраза "угол Невского и Литейного" однозначно указывает, что действие происходит в Петербурге. В то же время, эта однозначность обусловлена желанием автора анекдота дать понять слушателю, в каком городе случилась эта история, поэтому координаты нельзя заменить на какие-нибудь универсальные типа "угол Ленина и Пушкина". Однако поскольку среднестатистический пьяница вряд ли глупее среднестатистического слушателя этого анекдота, у слушателя возникает недоумение - почему же он, слушатель, сразу понял, о каком городе идет речь, а пьяница так безбожно тупит и задает ненужный вопрос?

Напоследок расскажу один из анекдотов, попавшихся в печатных сборниках, анекдот, для моей семьи ставший хрестоматийным примером:

Два сотрудника КГБ едут в поезде, пьют водку и травят политические анекдоты. Вдруг у одного что-то щелкает в кармане. Он:
- Черт, подожди, дай я кассету поменяю.
- Да забей, потом у меня перепишешь.


Очевидно, что изначально анекдот должен был звучать как-то так:

Едут в поезде двое в купе, познакомились, разговорились, решили выпить. После пятой рюмки стали травить политические анекдоты по очереди.

Вдруг, уже на третьей бутылке, внезапно у одного что-то щелкает в кармане. Он в ужасе начинает мямлить, что ему срочно нужно в туалет и просит подождать.

Второй, сочувственно:

- Что, кассету что ли поменять надо?
- Ну, э...
- Да ладно, не мучайся, потом у меня перепишешь.

Юмор ситуации здесь в том, что стукачами оказались оба, но понятным это должно стать только к концу анекдота. Какой-то не очень умный человек, послушав этот анекдот, понял его поверхностно, и, видимо, решив, что остальные еще тупее, чем он, снабдил его разъяснением, поставив его первой строчкой, тем самым обессмыслив весь анекдот и начисто лишив его юмора.

Когда я рассказал этот анекдот сестре, она долго смеялась над его глупостью, и сказала:

- Для полной нелепости надо было фразу про сотрудников КГБ не в начало, а в конец анекдота поставить. Типа: "Один говорит: "Кассета кончилась!", другой: "Ничего, потом у меня перепишешь", а дело то все в том, что оба они, оказывается, были сотрудниками КГБ!"

С тех пор в нас в семье так и принято, какой-нибудь особенно нелепо испорченный анекдот или разъяснение в духе Капитана Очевидность комментировать фразой: "А оказались-то они сотрудниками КГБ!"

Окружающие, обычно, не понимали этой фразы, но теперь, надеюсь, я смогу им давать ссылку на этот пост.

(no subject)

Идёт мужик по лесу, увидел дупло.
Подошёл к дереву, засунул руку в дупло, вытаскивает - нет руки.
Он обалдел, засунул другую руку, вытаскивает - и этой нет.
Тогда он голову в дупло суёт и кричит:
- Вам там что, бл@ть, совсем делать нех@й!
(q) anekdot.ru

Анекдот, как нетрудно догадаться, про меня и прочих обманутых вкладчиков, лол.

(no subject)

- Комигсы Горалег совершенно гениальны, мне только жаль, что это женщина. Их должен был придумать мужчина. Я вообще считаю, что у женщин нет чувства юмора.

by masher777

(no subject)

Сидел за столом, рядом была девушка со светлыми волосами и грудью третьего размера, с другой стороны стола сидело двое в костюмах, один напротив меня, а один - сбоку.

Мы все пили чай, но человек напротив делал это с явным удовольствием, а сидящий с ним рядом только делал вид, что пьет, уткнувшись взглядом в стол. И тот, что сидел напротив, отхлебывал чай и много говорил, несомненное, любуясь собой. Говорил он довольно витиевато и изысканно, и даже не без юмора, но суть его речей сводилась к тому, что я - самый настоящий преступник. На это девушка рядом со мной начинала горячо возражать, убеждая его, что это совсем не так, и я очень хороший, она чуть наклонялась вперед и тогда плечом я чувствовал тепло ее груди.

И после ее эмоционального выступления человек напротив оживленно заявил, что эта девушка близка мне, раз так хорошо обо мне думает, и, значит, они очень удачно меня застали, с близким человеком, когда я расслаблен и податлив, и это лучшее время для допроса. Все это он говорил, обаятельно улыбаясь и прихлебывая чай, так, что совершенно невозможно было на него обижаться, несмотря на то, что говорил он серьезные и неприятные для меня вещи, пусть даже и несколько глуповатые.

И после его реплики человек, сидящий сбоку, наконец поднял голову от стола и спросил меня: "Итак, к делу. Расскажите, наконец, кто же именно и когда дал вам задание пойти и организовать это преступление?"

Контраст этой вопиющей нелепости даже с тем, что говорил первый, был разителен, Я открыл рот, чтобы начать опровергать их домыслы, но от нелепости их предположений раскололся, громко расхохотавшись, под их недоуменные взгляды, и от этого хохота проснулся, так ничего и не успев им ответить.

Наверное они продолжают пить чать, уныло глядя друг на друга и пытаясь понять, кто из них виноват больше в случившемся провале - первый ли, который болтал слишком долго, или второй, который сморозил такую глупость, которая заставила меня расхохотаться, вместо того, чтобы испугаться. И допивая свой остывший чай, они с тоской будут смотреть на девушку со светлыми волосами и грудью третьего размера, которая выпроводит их прочь через пару минут, и все это время будут осознавать, что им она никогда не даст, потому что они - идиоты.

(no subject)

Я всегда думал, что анекдоты про басистов выдуманы насквозь, но вот же читаю:

Петр Самойлов знаменит тем, что научился играть на басу за одну ночь.

(соус)