?

Log in

No account? Create an account
Politically Incorrect // no dub, no voiceover, sub only [entries|archive|friends|userinfo]
blackthorn

[ website | asper.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Старый анекдот про Пермь [Mar. 20th, 2012|10:46 am]
blackthorn
Однажды какой-то известный деятель культуры и искусства, имени которого эта история не сохранила, за каким-то лешим оказался в Перми. Среди прочего у него были назначены встреча с поклонниками в концертном зале и интервью на местном радио, поскольку для местных жителей приезд этой шишки был достаточно грандиозным событием.

До радио он добрался уже к вечеру, до этого почти весь день разъезжая по Перми. Пройдя в студию, уселся в кресло, и пока готовили включение в эфир, ведущая завязала беседу:

- Ну здравствуйте, здравствуйте, очень рады вас видеть в Перми! Ну расскажите, пока готовят включение, как вам наш город?

Известный деятель культуры и искусства скорчил самую негодующую рожу на свете, которую только можно было скорчить, и бурно выдал:

- Да просто кошмар, дыра дырой, такого совкого убожества я давно не видел! Дороги грязные, рожи на улицах одна другой уголовнее, все какие-то прыщавые, косые, чумазые. Дома облезлые, везде чем-то воняет, архитектуры никакой, одни хрущевки да бараки, по дорогам не проехать, и везде грязь, убожество, нищета, совок - как вы тут живете вообще? Родись я здесь, все бы отдал, лишь бы выбраться из этого кошмара! Надеюсь, я тут первый и последний раз.

Несколько шокированная ведущая похлопала глазами и вкрадчиво попросила:

- Ой, сейчас уже нас включат в эфир, может вы перескажете свои впечатления о городе сразу же вашим многочисленным поклонникам из Перми, которые слушают нашу передачу? Вот микрофон, приготовьтесь.. ИТАК, здравствуйте дорогие радиослушатели, гость нашей сегодняшней программы - [... ....]. И первый наш вопрос - ваши впечатления о нашем городе?

Гость студии вальяжно развалился в кресле, взял микрофон, и распевным, хорошо поставленным голосом, начал:

- Здраствуйте, здравствуйте, мои дорогие, любимые пермяки. Вы знаете, я очень давно хотел побывать в вашем замечательном городе, и ужасно рад, что наконец-то выбрался. Только здесь, в вашем старинном купеческом городе и можно почувствовать настоящую Россию. Просторные широкие проспекты с монументальностью сталинского ампира, очаровательные тихие улицы старой застройки неподалеку, величественная река, несущая свои бурные воды на юг, красивые, искренние лица людей, в которые можно жадно вглядываться, ощущая то настоящее, русское, чего мы давно лишились в столицах. И хотя я приехал всего на один день, мне уже кажется, что Пермь - мой родной город, и я всю жизнь прожил здесь, и люди на улицах мне родные и близкие, и по этим улицам я когда-то ходил в школу, и в этом парке впервые целовался со своей первой любовью. Как здорово, что можно вот так вот выбраться из тесной, душной Москвы и попасть в Пермь, я уверен, что это мой не последний визит в ваш чудесный, замечательный город...


Присутствующие в студии слушали, изумленно раскрыв рты.
link11 comments|post comment

старый анекдот на новый лад [Dec. 14th, 2010|04:22 pm]
blackthorn
Офис большой серьезной корпорации, приемная, в приемной сидят люди, пришедшие на собеседование по поводу устройства на работу. Двое разговорились, делятся переживаниями:

- Я резюме отправил, вроде подхожу по всем пунктам, пригласили сегодня на собеседование. Но вот проблема, перед собеседованием дали анкету заполнить, а там пункт есть: "Играете ли вы в онлайн-игры?". А я же уже шестой год в LineAge играю, но признаваться как-то страшно, вдруг на работу не возьмут?

- Хм, а зачем признаваться? Напиши, что не играешь!

- А как не признаваться-то, если на собеседовании главный по кадрам - наш клан-лидер?
link6 comments|post comment

О гибели фольклорной традиции советского анекдота и семье аспера [May. 24th, 2009|04:56 pm]
blackthorn


В конце восьмидесятых/начале девяностых, когда наступила гласность и убрали цензуру, среди прочего книгопечатания стали очень популярны сборники анекдотов.

Надо сказать, что в советское время анекдоты были андеграундным явлением, оставаясь исключительно устным творчеством, и люди, знающие много анекдотов, особенно смешных, очень ценились. Распространяться анекдоты могли только от рассказчика к рассказчику, поэтому и анекдотов вообще было мало, каждый свежий бережно пестовался и пересказывался всем знакомым. За политические анекдоты вполне даже можно было огрести неприятностей вплоть до тюремного срока, а уж представить себе анекдот напечатанным было и вовсе невозможно, даже если бы он был вполне невинным, ведь бумаги не хватало для печати Ленина и Маркса. Компьютеров и интернетов же тогда не было вообще, даже печатную машинку было трудно купить, а ксероксы и вовсе стояли на учете в КГБ каждый и частным лицам их достать было невозможно.

Сейчас-то понятно, все анекдоты берутся с сайтов типа анекдот.ру и башоргру, ну иногда там КВНщики придумают чонить оригинальное, хотя обычно и они с этих же сайтов берут, поэтому рассказывать анекдот в компании - дурной тон, поскольку если анекдот знаешь ты, значит его знают все, и это уже баян, а не анекдот.

А тогда это было еще не так, анекдоты были редкостью и настоящим культурным явлением, и первые печатные сборники анекдотов производили эффект бомбы, практически: ты всю жизнь собирал анекдоты, может несколько сотен интересных знаешь, а тут книжка с несколькими тысячами враз!

Проблема, однако - составители этих книжек по большей части то ли были непроходимо тупы и начисто лишены чувства юмора, то ли гнались исключительно за объемом, но в сборники эти почему-то попадало огромное количество анекдотов совершенно не смешных. Часть из них явно выглядела переводными, причем переведенными неумело, с дурацкими кальками и потерей культурного контекста, часть выглядела явно неверно пересказанными, и потерявшими при этом всю соль, и в целом, при большом объеме, смешных анекдотов там было один на двадцать (хотя и это было немало, надо отметить).

С момента выхода этих сборников, судя по всему, устный путь распространения заглох, и распространяться они начали через газеты, телевизор и т.п. Что характерно - безо всяких изменений, и до сих пор в каких-нибудь провинциальных дебильных газетах типа Комсомольской Правды можно открыть страницу юмора и узреть там колонку анекдотов, каждый из которых я читал еше в первых сборниках двадцатилетней давности, причем совпадение дословное, а, порой - добуквенное, вплоть до орфографических и пунктуационных ошибок.

Получилось так, что печатный путь распространения фольклора оказался для него крайне вреден - начисто отсеклись естественные фильтры типа чувства юмора, когда смешной анекдот распространялся только среди тех, кто может его понять, но при этом не портился, поскольку каждый рассказчик его понимал и мог скорректировать накопившиеся при передаче ошибки. Перепечатывавшие же большей части анекдотов понять были просто неспособны, отсюда и убогость их изложения.

Одним из развлечений, которым я предавался в свое время, была редактура анекдотов. Прочитав где-то анекдот явно не смешной, я задумывался - а интересно, был ли он несмешной изначально, или его испортили при пересказе глупые рассказчики? А если он был смешной, то как он изначально звучал? По сути это был реверс инжиниринг - по испорченной копии восстановить оригинал, полагаясь на законы юмора и собственную эрудицию. В большинстве случаев это получалось.

Пример испорченного анекдота, рассказанного мне однажды одноклассником:

Посадили мужика в тюрьму. Заходит он в камеру, сокамерники его спрашивают:
- За что сидишь?
- За людоедство.
Все в ужасе давай стучать в дверь и проситься в другую камеру. Ну всех увели кроме одного старичка, который тихо в углу сидел. Мужик удивился, подходит к нему, и говорит:
- А ты что, не боишься меня?
- Неа.
- А за что сидишь сам-то?
- За людолюдоедство.

Мальчик очень смеялся, когда это рассказывал, а я еще долго тупил, прежде чем до меня дошло, что в оригинале, очевидно, было "людоедоедство", а мальчик, уловив суть, но совершенно не имея чувства языка, пересказал это, как умел, и даже не понял, что полностью исказил словообразование.

Мой зять Сашка the_svin Якубчик в свое время был большим рассказчиком анекдотов. Рассказывать их умел хорошо и делал это крайне артистично, еврейские анекдоты обожал, кстати, даром, что сам поляк ("Поляк, а, значит, антисемит отъявленный!" - (q) Михаил Веллер). Вот один из анекдотов, который я от него услышал, анекдот совершенно чудесный и всеми любимый:

Идет однажды Мойша в Жмеринку, а навстречу ему Абрам.

"Так", - думает Мойша, - "сейчас Абрам спросит меня, куда я иду, что бы ему такого соврать? Может, сказать ему, что я иду в Бердичев? Нет, тогда он сразу догадается, что на самом деле я иду в Жмеринку. А, а скажу-ка я ему тогда, что я иду в Жмеринку! Тогда он наверняка подумает, что на самом-то деле я иду в Бердичев!"

Вот они поравнялись, здороваются:

- Привет-таки Мойша!
- Привет-таки Абрам!
- Куда идешь, Мойша?
- Да вот, Абрам, в Жмеринку иду.
- Да, брось ты, Мойша! Ведь ты же ДЕЙСТВИТЕЛЬНО идешь в Жмеринку!


Чудесный анекдот, правда, и Сашка Якубчик неизменно имел через этот анекдот большой успех. Но однажды к нему пришел его друг Андрейчиков, который услышал этот анекдот от их общего друга Бориса erenburg Эренбурга, и решил пересказать его Сашке Якубчику. И рассказывал Андрейчиков этот анекдот так:

Идет Мойша, а навстречу ему Абрам.
Мойша думает: "Если Абрам спросит, куда я иду, скажу я ему, что я иду в Бердичев!"
Поравнялись, поздоровались. Абрам спрашивает:

- Куда идешь, Мойша?
- В Бердичев, Абрам.
- Нет, Мойша, ты идешь в Жмеринку!

После этой фразы Андрейчиков, как говорят, сам очень долго хохотал, а когда через минуту обнаружил вокруг недоумевающие лица, не уловившие никакого юмора, то осекся и добавил извиняющимся тоном: "Правда, странный анекдот?"

Таких случаев было немного, просто потому, что искаженный анекдот дальше просто не распространялся, ведь он был уже совсем несмешной, и рассказывать его дальше никто бы не стал. Анекдоты, как и прочие гены и мемы, передаваясь по социальной сети, подвергались жесткому естественному отбору, и выживали лишь наиболее удачные ветки их развития, а несмешные варианты пресекались, не оставив потомков.

При печати же сборников составители гнались за объемом, в результате тупо лепили в книжки все подряд, не вычитывая, один и тот же анекдот мог попасть в сборник в куче вариантов, при этом совершенно не смешных. В основном такие сборники собирались из писем читателей, типа: "запишите свои коллекции анекдотов и пришлите нам, за гонорар". Понятно, что слали все подряд, безо всякого естественного отбора.

Так многолетняя фольклорная традиция была безвозвратно похерена, эта похеренность была закреплена развитием фидонетов и интернетов, и на сегодняшний день рассказывать анекдоты в компании есть абсолютный mauvais-ton и боянизм, увы. Да и поток этих анекдотов возрос, если раньше свежих анекдотов было несколько штук в месяц, сейчас каждый день сайты типа баш.орг.ру и анекдот.ру доставляют их десятки. Многие даже достойны того, чтобы похихикать над ними, но понятно, что запомнить их уже просто нереально, тем более, что и смысла пересказывать их уже нет, ведь эти сайты читают все (а те, кто не читает, тем более разозлятся на попытку пересказа ненужных им анекдотов).

Вот один из неудачных анекдотов, широко, тем не менее, распространившийся, как раз благодаря попаданию в какой-то дурацкий сборник:

Утро. Человек явно с глубочайшего похмелья, пошатываясь, бредет по городу, недоуменно оглядываясь по сторонам. На перекрестке попадается прохожий. Человек ему:

- Простит-те... не п-подскажете, где я нахожусь?
- Вы на углу Невского и Литейного, - вежливо отвечает прохожий.
- Э... к черту подробности, город-то какой?

Неудачность анекдота, очевидно, в том, что фраза "угол Невского и Литейного" однозначно указывает, что действие происходит в Петербурге. В то же время, эта однозначность обусловлена желанием автора анекдота дать понять слушателю, в каком городе случилась эта история, поэтому координаты нельзя заменить на какие-нибудь универсальные типа "угол Ленина и Пушкина". Однако поскольку среднестатистический пьяница вряд ли глупее среднестатистического слушателя этого анекдота, у слушателя возникает недоумение - почему же он, слушатель, сразу понял, о каком городе идет речь, а пьяница так безбожно тупит и задает ненужный вопрос?

Напоследок расскажу один из анекдотов, попавшихся в печатных сборниках, анекдот, для моей семьи ставший хрестоматийным примером:

Два сотрудника КГБ едут в поезде, пьют водку и травят политические анекдоты. Вдруг у одного что-то щелкает в кармане. Он:
- Черт, подожди, дай я кассету поменяю.
- Да забей, потом у меня перепишешь.


Очевидно, что изначально анекдот должен был звучать как-то так:

Едут в поезде двое в купе, познакомились, разговорились, решили выпить. После пятой рюмки стали травить политические анекдоты по очереди.

Вдруг, уже на третьей бутылке, внезапно у одного что-то щелкает в кармане. Он в ужасе начинает мямлить, что ему срочно нужно в туалет и просит подождать.

Второй, сочувственно:

- Что, кассету что ли поменять надо?
- Ну, э...
- Да ладно, не мучайся, потом у меня перепишешь.

Юмор ситуации здесь в том, что стукачами оказались оба, но понятным это должно стать только к концу анекдота. Какой-то не очень умный человек, послушав этот анекдот, понял его поверхностно, и, видимо, решив, что остальные еще тупее, чем он, снабдил его разъяснением, поставив его первой строчкой, тем самым обессмыслив весь анекдот и начисто лишив его юмора.

Когда я рассказал этот анекдот сестре, она долго смеялась над его глупостью, и сказала:

- Для полной нелепости надо было фразу про сотрудников КГБ не в начало, а в конец анекдота поставить. Типа: "Один говорит: "Кассета кончилась!", другой: "Ничего, потом у меня перепишешь", а дело то все в том, что оба они, оказывается, были сотрудниками КГБ!"

С тех пор в нас в семье так и принято, какой-нибудь особенно нелепо испорченный анекдот или разъяснение в духе Капитана Очевидность комментировать фразой: "А оказались-то они сотрудниками КГБ!"

Окружающие, обычно, не понимали этой фразы, но теперь, надеюсь, я смогу им давать ссылку на этот пост.
link49 comments|post comment

(no subject) [Feb. 19th, 2008|06:29 am]
blackthorn
Русские - самая читающая нация, так принято говорить.

Точнее, сейчас принято говорить так: вот мол, довели демократы страну, народ читать перестал, а вот раньше, при Ленине, Сталине да при Брежневе - вот тогда-то были мы самой читающей нацией! Ах!

В доказательство этого обычно приводят тиражи - мол, сейчас какой-нибудь детектив карманный выпускают тиражом 5000 экземпляров, а вот раньше, в СССР, выпускали полное собрание сочинений Ленина... ну и не только, еще Дюма с Толстым - и уж их выпускали стотысячными тиражами, миллионными! Вот какой читающий народ у нас был!

При этом почему-то сравнивать количество выпускаемых наименований книг никто не любит. У меня тоже нет таких данных, но вот уверен я, что в плане художественной литературы ассортимент книг определенно стал шире. Да, за счет бульварных романов, но ведь их кто-то читает! И если в СССР люди на Пикуля подписывались и ждали его томов годами, то сейчас купил покетбук, сел в поезд\самолет - прочитал. Или вот - ехал я в троллейбусе, а там водитель перед светофорами пока стояла - тоже какой-то детектив читала. И не думаю я, что если сравнить общий тираж всех выпускаемых сейчас книг, то будет он меньше советского - не думаю совсем. И если тупо оценить погонными метрами количество прочитываемых на человека книг в год - тоже отнюдь я не уверен, что в СССР читали больше.

Но да хуй с ним с тиражом. Когда говорят про "самую читающую нацию", то предполагается как бы, что за этими словами стоит отсылка на некий культурный уровень, который у нашей нации должен быть на недосягаемой высоте, в сравнении с какими-нибудь тупыми америкосами, которые день-деньской фильмы смотрят да попкорн жуют. Вопрос - а как же этот уровень оценить, чтобы проверить статистику? Как узнать, чем нация дышит и живёт - и чтобы без тиражей, надоев и настригов, а вот изнутри, мы же русские люди, сами должны свою нацию видеть?

Так вот, своя собственная культура, не навязанная сверху телевизором, книгами, школой и правительством, у нации есть. Например - фольклор. Для русского, советского человека (а мы говорим именно о нём, о тех временах, когда русские были "самой читающей нацией"), наиболее близкий образчик этого фольклора - это анекдот. В нём как нельзя лучше отражены нужды и чаяния простого народа, его мысли, его культура, его стремления, ага, ага.

Итак, если ж взять эти анекдоты советского времени - то о ком же или о чём эти анекдоты?

О политике, конечно, и политических деятелях - но эта тема вечна и понятна. О чукчах, евреях и грузинах - но это тоже типично и характерно для любых наций, с небольшими поправками на географию. А если опустить политику и прочую злободневщину, и опуститься на пласт культурный, более вечный, то кто у нас будет главными героями анекдотов, типичных именно для СССР?

Ответ - главными героями типично советских анекдотов, будут: Петька и Чапаев, Штирлиц с компанией, Поручик Ржевский.

Все эти персонажи - герои соответствующих кинофильмов. Ну, конечно же они и герои соответствующих произведений, по которым сняты эти фильмы, но вряд ли кто-то сомневается в том, что популярность в народе их возникла именно после выхода в свет фильма. Никто не начинал сочинять анекдоты про Чапаева, прочитав Фурманова, так же, как и семёновский Штирлиц никому не был нужен до выхода фильма Лианозовой. Про Ржевского из "Гусарской баллады" тем более понятно.

Любой фильм, сколько-нибудь успешный, обязательно вызывал к жизни кучу анекдотов. Я помню, в моем детстве были анекдоты про Алису Селезнёву и робота Вертера (по большей части неприличные, ибо детские), наверняка по остальным фильмам на волне их популярности тоже были анекдоты, просто они до моих дней не дожили, а вот фильмы про Чапаева и Штирлица оказались слишком хороши.

При этом анекдотов по книжкам практически нет. Я знаю только две книжки, по которым доводилось слышать анекдоты, и эти две книжки - наиболее вдалбливаемые в головы учеников в школах. Эти книжки "Война и мир" и "Преступление и наказание".

При этом - если по "Войне и миру" - так это обязательно несусветный микс с нарушением всех сюжетных линий, т.е. видно, что автор анекдота книжку не читал - в лучшем случае фильм поглядел и запомнил имена героев, да еще и спутал разные фильмы (ведь все анекдоты про "Войну и Мир" обязательно про Ржевского, который стал известен как персонаж фильма "Гусарская баллада", никакого отношения к героям Толстого не имеющего). Про "Преступление и наказание" и вовсе знаю только один анекдот - тоже абсолютно нелепый, опять же видно, что автор не знает сюжета совершенно.

По остальным книжкам - всё, ноль, никаких анекдотов. "Повесть о настоящем человеке" - как её заставляют читать в школе, и ведь вот хуй, ни одного анекдота! Стихи нашего всего Пушкина, поэмы, роман "Евгений Онегин", наконец - хуй там, нет анекдотов! Лермонтов, Грибоедов, Блок, золотой век, серебряный, двадцатый век, стихи, проза - ни-че-го.

Итак, разговоры о самой читающей нации - абсолютный миф, выдуманный сталинской пропагандой. Если мы что-то и читали, это влияло на наше сознание много меньше, чем просмотренные фильмы - да по сути и читающие-то были исключительно гнилой интеллигенцией, миноритарной частью советского социума, и никакого права распространять высказывание о "самой читающей" на всю советскую нацию у нас нет.

"В условиях повальной неграмотности населения из всех искусств для нас наиважнейшими являются цирк и кино" - (q) известно кто. Безграмотность была ликвидирована еще на заре Советского государства, однако массовая культура так и осталась в области кинематографа, а не литературы, что очень наглядно видно - ведь более точного среза массового сознания, чем анекдоты, никто не придумал.
link24 comments|post comment

(no subject) [Feb. 16th, 2007|05:01 am]
blackthorn
На местном форуме мальчик Darth_Vader ради прикола выложил аудиозапись своего разговора с техподдержкой УСЕй.

А я послушал, и подумал, что в этой записи неплохо слышится т.н. "пермский акцент".

Так что для всех желающих узнать, что же это за пермский акцент такой (а также для всех желающих послушать, как спящий человек, непонятно почему оказавший на телефоне под названием "служба технической поддержки", пытается поскорее отмазаться от звонящего клиента, чтобы лечь спать дальше) - слушайте файл, 500 килобайт:

http://asper.ru/lj/usi_ts.wma
link42 comments|post comment

(no subject) [Dec. 19th, 2006|05:40 am]
blackthorn
Вспомнился анекдот советского времени:
- Вась, а почему твоего пананю Трансформатором кличут?
- А он 380 получает, 220 отдает, а на остальные - гудит!
И подумалось тут, что придумать этот анекдот мог только некто, совершенно не разбирающийся в электротехнике.

380 и 220 - это не напряжение до и после трансформации.
380 - напряжение между любыми двумя фазами, а 220 - между любой из фаз и нулём.
link18 comments|post comment

(no subject) [Apr. 14th, 2006|08:33 pm]
blackthorn
Вспомнил анекдот про Лену Головач. Ржал минут двадцать.
link7 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]